Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram
  • Иконка социальной сети ОдноклассникиОдноклассники

Новогодний штурм Грозного: крещение огнем 131-й бригады

131 ОМСБр заняла здание вокзала г.Грозный. Иллюстрация Игоря Бабкина

Участие 131-й отдельной мотострелковой бригады в новогоднем штурме г. Грозный стало самым известным событием Первой чеченской войны. Однако до настоящего времени эти события являются предметом самых различных спекуляций и жарких споров. Попробуем восстановить боевой путь бригады и ее участие в боях 31 декабря 1994 года – 1 января 1995 года.

Справка: 131-я отдельная мотострелковая бригада (сокращенно 131 ОМСБр) создана в 1992 году на базе 9-й мотострелковой дивизии имени Верховного Совета Грузинской ССР. Подробнее...

На пути к Грозному

Подготовка к участию в боевых действиях началась для дислоцированной в Майкопе 131-й отдельной мотострелковой бригады 30 ноября 1994 года. В этот день командир бригады полковник И.А. Савин получил от командующего Северо - Кавказским военным округом генерал-полковника А.Н. Митюхина приказ на убытие в г. Моздок.

Полковник Савин Иван Алексеевич, Герой Российской Федерации. Погиб во время штурма г. Грозный.  Иллюстрация Игоря Бабкина и Ирины Давидович

Справка: Иван Алексеевич Савин - командир 131-й отдельной мотострелковой бригады, полковник. Родился 24 апреля 1953 года в селе Архангельское Ставропольского края. В 1971 году призван на срочную службу в ВС СССР. Подробнее...

Приказ о выдвижении в г. Моздок застал бригаду далеко не в лучшем состоянии. Как и множество частей Российской армии в те годы, 131-я бригада страдала хроническим некомплектом личного состава, причем как военнослужащих срочной службы, так и офицеров. Так, в бригаде не имелось ни одного штатного комбата, а во 2-м батальоне не было ни одного штатного командира роты. Восполнить это в спешке попытались назначением в бригаду людей из других частей и соединений округа. В результате, на базе 131-й бригады, по сути, было собрано сводное соединение. Несмотря на попытки развернуть численность, в Моздок бригада отправилась с неполным штатом мирного времени: вместо четырех батальонов по 400-500 человек, два батальона по 240-250 человек.   

Вторым способом решить проблему нехватки офицеров стала практика назначения одного офицера на несколько должностей.

К примеру, командир 3-й роты капитан Рустем Клупов стал еще и помощником начальника разведки бригады, а командир танкового взвода старший лейтенант Юрий Морозов был назначен заместителем начальника штаба танкового батальона бригады, а ввиду отсутствия начальника штаба, стал и.о. начальника штаба. При этом, несмотря на такой стремительный «карьерный взлет», Юрий Морозов продолжал исполнять обязанности командира своего взвода и находиться в составе своего танкового экипажа.

Ситуация усугублялась тем, что в декабре заканчивался срок службы у значительного числа личного состава.  Вновь прибывшее пополнение состояло из парней, у которых за плечами был лишь курс молодого бойца. Неопытные солдаты-срочники заменили демобилизованных уже непосредственно перед штурмом Грозного. В ряде случаев это имело крайне отрицательные последствия.

Например, все опытные механики-водители и наводчики танков и БМП были заменены на молодых солдат, которые получили крайне низкую подготовку. Эту проблему приходилось решать офицерам низшего и среднего звена. Обычной стала практика, когда за рычаги танков и на места наводчиков садились офицеры. Так, «начальник штаба» танкового батальона Юрий Морозов, помимо командования своим взводом, был вынужден исполнять обязанности наводчика в своем танке. Эту же функцию пришлось вместо неопытного молодого наводчика исполнять и командиру 3-й танковой роты капитану Андрею Черному. Все это давало дополнительную нагрузку на командиров и значительно отвлекало от руководства в бою вверенными подразделениями.

Общая численность частей бригады, отправившейся в Моздок, составила 1 282 человека. Матчасть была представлена 28 танками Т-72А, 48 БМП-2, 8 БТР и 208 автомобилями. Стоит отметить, что ни один танк не имел динамической защиты, многие из машин были сняты с хранения и требовали ремонта.

Техника 131-й ОМСБр во время переброски в г. Моздок. Иллюстрация Игоря Бабкина

В таком состоянии бригада к 7 декабря сосредоточилась в Моздоке, а уже 11 декабря был получен приказ на выдвижение в Чечню, началась «операция по восстановлению конституционного порядка».

Таким образом, между началом подготовительных мероприятий и началом участия 131-й бригады в войне прошло 12 дней, половина из которых ушла на переброску бригады железнодорожным транспортом в Моздок.

Разумеется, за столь короткий срок не было проведено никаких мероприятий по отработке боевого взаимодействия и действий на случай вооруженного противодействия со стороны противника. В условиях кадровой чехарды многие военнослужащие, назначенные в одни подразделения, впервые увидели друг друга уже в Моздоке или даже позднее, уже на территории Чечни.

Продвигаясь к Грозному по равнинной части Чечни, 131-й бригаде удалось избежать боестолкновений с противником и потерь со своей стороны.

К 26 декабря бригада сосредоточилась у села Садовое, в 2 километрах от Грозного.

К этому времени никаких мер по подготовке штурма Грозного не проводилось: командованием Объединенной Группировкой Войск (ОГВ) в Чечне такая задача не ставилась, соответственно, штабом ОГВ план штурма города не разрабатывался, конкретных действий по отработке возможных боев в городе в российских частях не проводилось.

Общая оценка ситуации офицерами группировки войск в Чечне в тот период сводилась к плану дальнейшего блокирования Грозного с последующим его постепенным занятием частями МВД.

Ситуация изменилась 27 декабря – после совещания в Кремле, на котором президент Б.Н. Ельцин настоял на взятии Грозного к исходу 31 декабря, министр обороны Павел Грачев поставил данную задачу штабу ОГВ.

Министр обороны Павел Грачёв и Президент России Борис Ельцин. Иллюстрация Ирины Давидович

Справка: Борис Николаевич Ельцин – советский и российский государственный и политический деятель. Первый президент Российской Федерации. Подробнее...

Павел Сергеевич Грачёв - министр обороны Российской Федерации в 1992 - 1996 гг. В декабре 1994 г. - январе 1995 г. лично руководил действиями российской армии в Чечне из штаба в Моздоке.  Подробнее...

Операция, спланированная штабом за 3 дня, предусматривала стремительное выдвижение в город четырех ударных группировок: «Север», «Северо-Запад», «Запад» и «Восток», которые в течение дня 31 декабря должны были захватить основные административные здания в городе, прежде всего Президентский дворец, после чего предполагалось, что воля защитников города будет парализована и активное сопротивление прекратится.

Справка: Объединённая группировка федеральных войск во время штурма г. Грозный 31 декабря 1994 года:

1. Группировка «Север»: 131-я мотострелковая бригада, 81-й гв. мотострелковый полк 90-й гв. танковой дивизии, 276-й мотострелковый полк 34-й мотострелковой дивизии.

2. Группировка «Северо-Восток»: сводный 255-й гв. мотострелковый полк 20-й гв. мотострелковой дивизии, 68-й разведбатальон 20-й гв. мотострелковой дивизии, сводный 33-й отдельный мотострелковый полк.

3. Группировка «Восток»: 129-й гв. мотострелковый полк 45-й гв. мотострелковой дивизии; сводный парашютно-десантный полк 104-й гв. воздушно-десантной дивизии; парашютно-десантный батальон 98-й гв. воздушно-десантной дивизии.

4. Группировка «Запад»: сводный 693-й гв. мотострелковый полк 19-й мотострелковой дивизии; сводный 503-й гв. мотострелковый полк 19-й мотострелковой дивизии; сводный 137-й гв. парашютно-десантный полк 106-й гв. воздушно-десантной дивизии, парашютно-десантный батальон 21-й отдельной воздушно-десантной бригады, парашютно-десантный батальон 56-й гв. отдельной воздушно-десантной бригады.

131-я бригада вошла в группировку «Север», которой командовал генерал-майор Константин Пуликовский.

Генерал-майор Пуликовский Константин Борисович. Иллюстрация Ирины Давидович

Справка: Константин Борисович Пуликовский – российский военачальник; во время событий, описанных в статье - генерал-майор. Военную службу проходил в Белоруссии, Туркмении, Эстонии, Литве и на Кавказе. Подробнее...

29 декабря было проведено общее совещание в штабе ОГВ, на котором командирам соединений были розданы карты Грозного 1983 года издания, причем количество карт было ограниченно: командиры взводов и рот карт не имели.

30 декабря в 18 часов, то есть за 12 часов до начала штурма, генерал Пуликовский провел совещание с командирами подчиненных ему 131-й бригады, 81-го и 276-го полков, на котором были распределены задачи частей. Согласно плану, основная задача по блокированию Президентского дворца с севера возлагалась на 81-й полк, в то время как 131-я бригада получила второстепенную задачу по обеспечению входа 81-го полка в Грозный с рубежа реки Нефтянка, без дальнейшего продвижения вглубь города.

Злополучный железнодорожный вокзал на совещании не упоминался вообще: согласно общему плану его должны были занять части группировки «Запад».

Добро пожаловать в ад

Несмотря на предоставленные им считанные часы до начала операции, офицеры бригады вечером 30 декабря успели совершить несколько выездов к районам выдвижения с целью рекогносцировки.

Кроме того, в предрассветные часы 31 декабря приданная 131-й бригаде разведгруппа 690-го отряда спецназа ГРУ произвела разведку маршрута предстоящего движения.

В 7 часов утра 31 декабря 131-я бригада выдвинулась на занятие рубежей у реки Нефтянка в пригороде Грозного.

Для операции был задействован практически весь имеющийся боевой состав бригады: оба батальона, а также разведрота и зенитный дивизион на ЗРПК «Тунгуска». Всего 446 человек, что наглядно дает представление о численности батальонов бригады, которые за вычетом разведчиков и зенитчиков насчитывали менее 200 человек каждый.

Не встречая серьезного противодействия со стороны противника, к 9 часам задача дня была успешно выполнена: захвачен мост через р. Нефтянка, бригада закрепилась у совхоза «Родина».

Разведрота бригады отправилась на другой берег реки, где обнаружила и уничтожила из ПТУРа дудаевский танк.

Разведрота 131-й ОМСБр уничтожает чеченский танк неподалеку от р. Нефтянка. Иллюстрация Игоря Бабкина

Части бригады тем временем стали закрепляться на занятых позициях. Настроение у всех было приподнятое: задача была выполнена без потерь, все находились в полной уверенности, что здесь они и встретят новый год.

Однако около 11 часов полковник Савин по радио получает от генерала Пуликовского устный приказ срочно выдвигаться в центр Грозного и занять район железнодорожного вокзала.

Данный приказ стал полной неожиданностью для офицеров бригады. У полковника Савина не было даже детального плана центральной части города, о том, какая обстановка в районе вокзала ничего не было известно. Разведрота бригады выполняла ранее поставленные задачи на другом берегу р. Нефтянка, поэтому первым в сторону вокзала выдвинулся 1-й батальон во главе с командиром бригады Иваном Савиным. 2-й батальон должен был двигаться следом.

Долгое время в СМИ тиражировалась версия о том, что бригада оказалась на вокзале случайно из-за того, что заблудилась, «проскочив нужный перекресток». Данная версия возлагала ответственность на самих офицеров бригады, якобы допустивших нелепую ошибку при ориентировании в городе.

Однако еще в 1997 году Генеральной прокуратурой была проведена проверка, в ходе которой допрошенный Пуликовский подтвердил факт устного приказа полковнику Савину на занятие вокзала. Инициатива эта, в свою очередь, принадлежала командующему ОГВ в Чечне генералу А.В. Квашнину. Именно Квашнин определял направления действий группировок при новогоднем штурме Грозного и конкретные маршруты соединений, зачастую через головы командующих группировок. В данном случае командующий группировкой «Север» генерал Пуликовский стал лишь проводником идей генерала Квашнина.

Генерал армии Квашнин Анатолий Васильевич. Иллюстрация Ирины Давидович 

1-й батальон, петляя по незнакомым улицам, ориентируясь по указателям, чудом не выехав на позиции «Абхазского батальона» Шамиля Басаева на Старопромысловском шоссе, к 13 часам сумел без потерь достигнуть вокзала.

Здесь их встретили подразделения 81-го полка, которые незадолго до этого провели тяжелый бой и понесли потери. Однако теперь в районе вокзала было относительно тихо. Части 81-го полка отошли к товарной станции, передав вокзал и прилегающую площадь 131-й бригаде.

Буквально час спустя сюда же через Старопромысловское шоссе стала двигаться колонна 2-го батальона. Однако на этот раз боевики были уже готовы к возможному движению здесь российских войск. На колонну 2-го батальона обрушился шквал огня из гранатометов. В самом начале боя была подбита БМП с заместителем командира батальона майором К. Манкировым, который погиб. Подбитую БМП пытался прикрыть на БРЭМ-1 майор В. Гоголев, однако БРЭМ-1 также была поражена, майор Гоголев получил смертельное ранение.

Майор Гоголев Владимир Николаевич. Погиб во время штурма г. Грозный. Иллюстрация Игоря Бабкина

Отрывок из книги «Я — «Калибр-10»: Штурм Грозного. Январь, 95.»:

Анатолий Жорник, командир ремонтного взвода, старший прапорщик:

«В 12.42 31 декабря заместитель командира 42 армейского корпуса полковник Дурнев поставил задачу командованию мотострелкового батальона (заместителем по вооружению (ЗК) которого, на период операции, был назначен ЗКВ танкового батальона майор Гоголев В. Н.) совершить марш в район железнодорожного вокзала и прибыть в распоряжение командира 131-й ОМСБр полковника Савина И. А.».

При повороте на перекрестке Старопромысловского шоссе и улицы Алтайской у БМП-2 № 214 соскочила гусеница. Колонна прошла мимо, а к потерявшей маневренность БМП подошли машины техзамыкания. Старшие прапорщики С. Деев и В. Залин исправили повреждение. В этот момент на колонну машины техзамыкания и БМП-2 № 214 обрушился огонь противника. По свидетельству командира ремонтного взвода старшего прапорщика Анатолия Жорника, это произошло в 14.15. Была подбита БМП-2 № 214 заместителя командира 2-го мотострелкового батальона по воспитательной работе майора Климентия Манкирова, который при этом был тяжело ранен. 

Пытаясь оказать помощь, БРЭМ-1 № 504 (механик-водитель старший прапорщик Анатолий Жорник и командир машины, заместитель командира танкового батальона по вооружению майор Владимир Гоголев) корпусом своей машины прикрыл неподвижную БМП-2 № 214.

Анатолий Жорник, командир ремонтного взвода, старший прапорщик:

«Майор Гоголев вел прицельный огонь из автомата по засевшим в близлежащих домах дудаевцам. Выстрелом из гранатомета в кормовую часть БРЭМ был поврежден и загорелся. Владимир, для смены магазина, опустившись в люк машины, сказал: «Толя, горим», и в этот момент вторым выстрелом из гранатомета сквозь броню машины он был тяжело ранен в брюшную полость. В этот момент, на выручку колонне, попавшей в засаду, пришел танк бортовой номер 514, а горящий БРЭМ начал выход из боя, вместе с ним выходить начал БРЭМ-Ч ст. прапорщика Залина В. А. На пересечении Старопромысловского шоссе и проспекта Маяковского горящий БРЭМ встретил танк командира батальона № 500 под командованием подполковника Гарьковенко Э. А., который выстрелом вдоль БРЭМ сбил пламя с горевшей машины»

С пробитым радиатором, волоча за кормой шлейф черного дыма, БРЭМ-1 № 504 стала отходить к совхозу «Родина» по улицам Маяковского и Богдана Хмельницкого под прикрытием танка Т-72А № 500. БРЭМ-1 № 504 вышла на блокпост 81-го мотострелкового полка в районе мостов через реку Нефтянку. Здесь тяжелораненый майор Гоголев был передан медикам 81-го мотострелкового полка, а затем срочно доставлен «в полевой госпиталь ЛенВО в пос. Толстой-Юрт. Врачи боролись за жизнь Владимира более четырех часов, но ранение было очень тяжелым, и в 20 часов 31 декабря 1994 года майор Гоголев В. Н. скончался».

Майор Владимир Гоголев ведет огонь по чеченским боевикам. Иллюстрация Игоря Бабкина

Были последовательно подбиты БМП всех трех командиров рот: командир 4-й роты капитан В. Апасов погиб, командиры 5-й и 6-й рот капитаны К. Басалко и С. Маликов попали в плен. Были уничтожены еще несколько боевых машин, в том числе обе машины управления артиллерийским огнем. Лишившись управления, батальон был практически разгромлен и рассеян. Лишь несколько машин успели добраться до вокзала и присоединились к 1-му батальону.

С этого момента между теми, кто находился на вокзале и остальными российскими частями в Грозном на ближайшие сутки встанет непреодолимая стена огня, хотя на самом вокзале в это время обстановка еще не предвещала предстоящий ад.

Подразделения бригады заняли здание вокзала и прилегающие постройки, организовав круговую оборону.

На привокзальной площади была расположена бронетехника, как минимум 24 единицы: 12 БМП, 9 танков, 1 ЗРПК «Тунгуска», 2 БТР-60.

По воспоминаниям участников, примерно до 15 часов по привокзальной площади еще можно было передвигаться в полный рост, не опасаясь обстрела.

Однако расстреляв колонну 2-го батальона, отряды боевиков стали во второй половине дня сосредотачиваться для блокирования района вокзала.

Не предпринимая попыток штурма, боевики стали обстреливать вокзал из стрелкового оружия и гранатометов. Первой под удар попала стоящая перед вокзалом техника: был поражен командно-штабной БТР-60 полковника Савина, комбриг получил ранение в ногу. Затем поражена одна БМП.

Около 17 часов первых раненых погрузили в одну из БМП и попытались вывести в расположение своих войск, однако в БМП сразу же попала граната из РПГ. Прежде чем детонировал боекомплект, раненых чудом успели вытащить и никто не погиб.

Савин докладывает генералу Пуликовскому, что бригада заблокирована огнем на вокзале, эвакуация раненых затруднена.

С наступлением темноты огонь противника значительно усилился, первые погибшие появились уже после наступления нового года: ночью был смертельно ранен заместитель командира 1-го батальона майор Петров, убит снайпер А. Актаев.

Однако в первые часы 1995 года в штабе ОГВ генерал Квашнин смотрел на изображенные на карте ровные красные стрелочки, показывающие расположение российских частей в Грозном и пребывал в полной уверенности, что город практически взят.

Результатом данной оценки ситуации стала директива штаба ОГВ, полученная группировкой «Север» в 7 часов утра 1 января. Согласно данной директиве 131-й бригаде совместно с 81-м полком предписывалось продолжить наступление из района вокзала и к исходу дня овладеть Президентским дворцом!

Генерал Пуликовский отлично понимал, что данная задача абсолютно неадекватна сложившейся ситуации.  Директива командования была, по сути, проигнорирована.

Попытки помощи

Главной задачей командующего группировкой «Север» в этот день стало оказание помощи заблокированным на вокзале.

Из средств огневой поддержки на ум в первую очередь приходит авиация и артиллерия.

Однако применение авиации сразу же отпадало по нескольким причинам: авиация не могла действовать в темное время суток и погодные условия 31 декабря - 1 января серьезно ограничивали ее применение. К тому же БТР-60 с радиоаппаратурой авианаводчиков был уничтожен в новогоднюю ночь. В данных условиях попытка навести авиацию грозила нанесением удара по своим, что, к сожалению, имело место в других районах Грозного в эти дни.

Благоразумно отказавшись от варианта поддержки авиацией, была предпринята попытка организовать артиллерийскую поддержку окруженных. На вокзале находился начальник артиллерии бригады полковник Евгений Сащенко, который лично корректировал огонь артиллерии. Однако невысокое здание вокзала, окруженное высотками, занятыми противником, являлось очень неудобной позицией для корректировки. Из него было не видно, где ложатся снаряды выпущенные артиллерией. Главная же проблема состояла в том, что боевики находились на расстоянии около 300 метров от вокзала. Одной из основных позиций гранатометчиков являлись многочисленные вагоны и цистерны, стоящие на путях в непосредственной близости от расположения бригады. Данное расстояние меньше установленного Боевым уставом рубежа безопасного удаления артиллерийского огня. Наблюдая близкие разрывы, полковник Сащенко отказался от артиллерийской поддержки. Часто можно услышать, что своя артиллерия накрыла здание вокзала, однако это не подтверждается ни воспоминаниями участников, ни записью переговоров по корректировке огня.

Впрочем, «майкопцам» было чем ответить противнику. Существенную поддержку оказывали находившиеся здесь танки. Сами бойцы отвечали боевикам, в том числе, огнем РПО «Шмель». В результате обстрела обрушился фасад «дома Павлова», пятиэтажки, которую занимали боевики.

 Обрушение фасада «дома Павлова». Иллюстрация Игоря Бабкина

Однако боеприпасы были не бесконечны, а танки один за другим выходили из строя.

Единственным вариантом помощи оставалось деблокирование вокзала.

Еще вечером 31 декабря, получив первые тревожные сообщения от Савина с вокзала, генерал Пуликовский отдает приказ на формирование из частей 131-й бригады, которые не вошли в город, колонны помощи. Колонну собирали со всех тылов бригады на протяжении новогодней ночи, в итоге собрали 40 единиц техники: несколько БМП, грузовики с боеприпасами и бензовозы.

Колонна 131-й ОМСБр, отправленная на помощь в сторону железнодорожного вокзала. Иллюстрация Игоря Бабкина

Колонну помощи возглавил заместитель Савина полковник Андриевский, кроме того в составе колонны шел заместитель Савина по вооружению полковник Николай Пиха. В колонну включили разведроту бригады, которая не успела войти в город сутками ранее, также колонне придали разведгруппу 690-го отряда спецназа ГРУ под командованием капитана И. Лелюха. В колонне не было ни одного танка, поэтому Пуликовский приказал усилить колонну подразделениями 276-го полка, в том числе танками этого полка. Но когда 1 января уже рассвело, танки 276-го полка еще не успели подойти, и офицеры 131-й бригады, все это время слушающие по радио о ситуации своих товарищей на вокзале, не дождавшись 276-го полка, около 9 часов утра выдвинулись к вокзалу.

Разведгруппа 690-го отряда спецназа ГРУ под командованием капитана Игоря Лелюха (погиб во время штурма г. Грозный). Иллюстрация Игоря Бабкина

Поскольку карты города ни у кого не было, а на разведку маршрута не было времени, предполагалось выходить к вокзалу по ориентирам, которые укажут по рации генерал Пуликовский и полковник Савин. По сути, дорога была известна лишь экипажу головной БМП, в которой находись полковник Николай Пиха, командир разведроты капитан Олег Тыртышный и командир разведгруппы 690-ого отряда ГРУ капитан Игорь Лелюх. Сразу за ними шла БМП, в которой находился старший колонны полковник Андриевский. Остальные 40 машин просто шли, ориентируясь за ведущими машинами.

Колонна дошла до улицы Комсомольской, и находилась уже буквально в 200 метрах от вокзала, когда на повороте с улицы Рабочей головная БМП была поражена из гранатомета. Все 11 человек, которые в ней находись, в том числе полковник Пиха, капитаны Тыртышный и Лелюх в завязавшемся бою погибли. Идущая следом БМП полковника Андриевского также была сожжена из гранатометов. Полковник Андриевский спасся, однако 21 день числился пропавшим без вести, укрываясь в подвале одной из многоэтажек. Поскольку обе БМП со всеми командирами были уничтожены, связь с колонной сразу прекратилась, под обстрелом противника возник хаос, каждая машина двигалась наугад. Несколько машин выехали к товарной станции, полковник Савин даже визуально наблюдал их, однако к вокзалу не прорвался никто.

Колонна 276-го полка, не успевшая соединиться с основной колонной полковника Андриевского, выдвинулась к вокзалу самостоятельно на час позже, примерно в 10 утра.

Колонна представляла собой 2-ю мотострелковую роту и 4 танка. Командовал колонной командир танковой роты ст. лейтенант Игорь Зыков. Действуя обособленно силами роты, у бойцов 276-го полка пробиться к вокзалу шансов было немного. 2 танка были подбиты огнем из гранатометов.

Старший лейтенант Зыков Игорь Александрович. Погиб во время штурма г. Грозный. Иллюстрация Игоря Бабкина.

Как и в других случаях, идущие впереди офицеры, погибли в числе первых. Погибли ст. лейтенант Зыков и командир 2-й роты капитан Игорь Черентаев. Колонна потеряла убитыми как минимум 16 человек и также не смогла пробиться к вокзалу. Всего в этот день при попытке прорваться к вокзалу подразделения 131-й бригады и 276-го полка потеряли около 60 человек убитыми и пропавшими без вести.

Третья попытка пробиться к вокзалу наиболее наглядно демонстрирует уровень организации и взаимодействия российских частей в новогоднем штурме Грозного.

Еще ранним утром от основной колонны полковника Андриевского, вероятно, по техническим причинам отстали 7 абсолютно разных машин. В этой разношерстной группе оказались два танка, два тягача, грузовик «Урал», один БТР и одна БМП. Старшим колонны стал офицер с позывным «104-й», причем такой позывной не знал даже генерал Пуликовский, очевидно, что 104-й был в невысокой должности и воинском звании.

Когда поломки были устранены, эта группа отправилась к вокзалу догонять ушедшую утром основную колонну. О том, что колонна была сожжена и рассеяна, 104-му никто не сообщил, хотя он держал радиосвязь и с Пуликовским и с Савиным.

Кроме того, в небольшой колонне 104-го, разумеется, не было ни одной карты, поэтому пришлось остановиться и искать местного проводника, чтобы он указал дорогу к вокзалу!

Наконец, все переговоры 104-го с Савиным шли на открытой частоте и прослушивались радиоразведкой дудаевцев, поэтому для противника не составило труда приготовиться к встрече колонны.

Единственная БМП шла впереди. Ее экипаж полностью состоял из офицеров: командиром был майор Александр Петренко, ст. лейтенант Григорий Казанчев занял место наводчика – оператора, а мехводом, заменив неопытного молодого срочника и тем самым сохранив ему жизнь, стал ст. лейтенант Александр Другов.

На БМП обрушился шквал огня из гранатометов: машина получила последовательно 5 попаданий и загорелась. Казанчев и Другов погибли, Петренко получил ранение.

Вслед за БМП был поражен из гранатомета шедший вторым в колонне «Урал».

Так, из-за несогласованности и неразберихи, закончилась обреченная изначально попытка 104-го выйти к вокзалу. Она принесла еще пять погибших.

Последнюю попытку деблокировать 131-ю бригаду предприняли десантники 137-го полка 106-й воздушно-десантной дивизии. Прежде чем им поставили данную задачу, первую половину дня десантники вели бои по деблокированию 693-го полка в парке культуры и отдыха.

Стоит отметить, что у десантников тоже отсутствовали крупные карты Грозного. В колонну по непонятной причине, помимо БМД включили самоходки «Нона», не предназначенные для уличных боев на близких дистанциях.

Около 16 часов колонна вышла к вокзалу. По злой иронии судьбы именно одна из «Нон» стала причиной очередной неудачи и новых смертей. Самоходка, шедшая в середине колонны, внезапно заглохла. Кто знает, возможно, за рычагами сидел очередной неопытный водитель с 6-ю месяцами службы, посаженный в машину за несколько дней до штурма. Пока самоходка вновь завелась, впереди идущие машины уже скрылись из виду. В результате водитель «Ноны» свернул не в тот поворот, а за ним устремились и шедшие позади машины.

Нетрудно догадаться, как развивались события далее. Выйдя на улицу Маяковского, злополучная, ставшая теперь головной «Нона», была поражена из гранатометов. За ней подбили еще одну самоходку, а следом последовательно подбили и 3 БМД.

Десантники, потеряв больше 20 человек убитыми, отступили.

Уничтожение  2 самоходок «Нона» и 3 БМД 137-го полка на улице Маяковского. Иллюстрация Игоря Бабкина

Таким образом, все 4 попытки прорыва к вокзалу имели схожий алгоритм действий: наспех сколоченные сводные колонны самой разной техники, без какой-либо подготовки, не имея времени на разведку, лишенные сведений о противнике, лишенные карт и планов города, не получив времени на отработку взаимодействия, просто пытались стремительно проскочить улицы и выйти к вокзалу.

Это приводило к расстрелу колонн из гранатометов, гибели в первые минуты командиров, как следствие, потери управления, дезорганизации и отступлению либо рассеиванию подразделений.

Прорыв

О том, что десантников, идущих к нему на помощь, расстреливают на улице Маяковского, полковник Савин уже не знал, после 16 часов у его рации села батарея.

Короткий зимний день подходил к концу, вторую ночь на вокзале «майкопцы» уже не пережили бы. К этому времени в здании было около 70 раненых и 18 убитых. Боеприпасы подходили к концу, как и медикаменты. Начальник медслужбы Николай Тупиков доложил Савину, что скоро раненые начнут умирать. В этой ситуации Савин принимает решение прорываться с вокзала самостоятельно.

Отход с вокзала запланировали на 6 часов вечера. Перед этим уничтожили все документы, в том числе журнал боевых действий. Обследовали стоявшую на привокзальной площади технику, обнаружили исправными одну БМП и один танк. Выходили с вокзала 4-мя группами. Первая группа вышла с вокзала на единственной БМП, в которую загрузили всех тяжелораненых. По свидетельству очевидца событий рядового Николая Рябцева на БМП разместили 42 человека.

Эта группа первой покинула вокзал. БМП дошла до перекрестка ул. Маяковского и Старопромысловского шоссе, где попала под обстрел и была подбита двумя попаданиями из гранатометов. Возглавлявший группу подполковник Анатолий Чумак и почти все из группы погибли. Подполковник Николай Зрядний попал в плен и был казнен боевиками в мае 1995 года. Лишь прапорщик Мамед Керим-заде и рядовой Николай Рябцев сумели вернуться из плена.

Подполковник Зрядний Владимир Иванович. Был казнён чеченцами в плену. Иллюстрация Игоря Бабкина

Вторая группа под руководством комбрига Савина выходила в пешем порядке.

Стоит отметить, что с вокзала удалось выйти без потерь. Однако предстояло еще по кишащим боевиками улицам дойти до своих. В районе товарной станции группа наткнулась на 3 БМП 81-го полка. Майкопцы загрузились на БМП, причем максимально плотно, по воспоминаниям очевидцев, даже невозможно было повернуть башню.

Выходили по тому же маршруту, по которому и входили в город 31 декабря. В итоге на том же Старопромысловском шоссе группа попала в засаду. Первой была подбита головная БМП, на которой находился полковник Савин. Полковник и несколько бойцов покинули машину и укрылись во дворе расположенной рядом автобазы. Вторая БМП через несколько десятков метров также была подбита. И лишь третья машина сумела на скорости проскочить опасный отрезок улицы и в итоге вышла к своим.

Упустив третью БМП, боевики заблокировали группу полковника Савина на автобазе. В ходе скоротечного боя осколок брошенной гранаты попал Савину в голову, практически мгновенно убив его. Полковник Евгений Сащенко раздобыл на территории автобазы «Волгу». В ее багажник загрузили тело комбрига, а в салон раненых. Попытались уехать, но машина была сожжена и все, кто в ней находились, в том числе полковник Сащенко, погибли. Бой у автобазы пережил лишь прапорщик Вадим Шибков с группой бойцов, которые вышли к своим лишь 10 января.

Однако при всей драматичности прорыва, большей части бойцов бригады удалось выйти к своим.

Третья группа под руководством капитана Чмирева в составе 142 человек в пешем порядке с единственным танком, который по пути пришлось бросить, без потерь вышла  в расположение 503-го мотострелкового полка.

Самой последней, также без потерь, покинула вокзал группа из шестерых человек во главе с капитаном Рустемом Клуповым, которые обеспечивали прикрытие отхода бригады.

Капитан Клупов Рустем Максович, Герой Российской Федерации. Иллюстрация Игоря Бабкина и Ирины Давидович

Как видно из обстоятельств боев, наибольшие потери были понесены вовсе не на самом вокзале, а на улицах Грозного, либо при попытках прорваться к вокзалу, либо, напротив, после того, как бойцы 131 бригады покинули район вокзала.

Все эти потери стали прямым следствием поспешного и непродуманного решения командования российской группировкой войск в Чечне срочно перебросить днем 31 декабря 1994 года бригаду к вокзалу, без возможности предварительной подготовки и разведки маршрута, без снабжения офицеров бригады картами и сведениями о противнике и ситуации в районе вокзала и, наконец, без четких указаний дальнейших действий.

Поименный список безвозвратных потерь бригады в грозненских боях содержит 160 имен. Это не позволяет говорить о «гибели» бригады, однако она потерпела горькое поражение и утратила боевую эффективность.

Стоит помнить, что активными участниками боев в районе вокзала являлись 81-й и 276-й мотострелковые полки, а также 690-й отряд спецназа ГРУ и 137-й парашютно-десантный полк, которые также понесли в этих боях серьезные потери.

Все это делает бои в районе вокзала 31 декабря – 1 января 1995 года самыми кровопролитными за все время штурма Грозного, однако это было лишь начало долгой и тяжелой битвы за город.

***

В дополнение к статье мы публикуем портреты российских солдат и офицеров, участвовавших в этих драматичных событиях.

Полковник Андриевский Виктор Павлович. Иллюстрация Игоря Бабкина 
Майор Булахов Виктор Васильевич. Погиб во время штурма г. Грозный. Иллюстрация Игоря Бабкина
Старший лейтенант Забельников Олег Николаевич. Погиб во время штурма г. Грозный. Иллюстрация Игоря Бабкина
Старший лейтенант Козлов Валерий Михайлович. Погиб во время штурма г.Грозный. Иллюстрация Игоря Бабкина
Майор Манкиров Климентий Николаевич. Погиб во время штурма г. Грозный. Иллюстрация Игоря Бабкина
Полковник Пиха Николай Иванович. Погиб во время штурма г. Грозный. Иллюстрация Игоря Бабкина
Полковник Сащенко Евгений Константинович. Погиб во время штурма г. Грозный. Иллюстрация Игоря Бабкина
Капитан Тыртышный Олег Петрович. Погиб во время штурма г. Грозный. Иллюстрация Игоря Бабкина

Редакция СИ «Контингент» публикует статью, основываясь на тех материалах, которые нам удалось найти. Наше исследование не претендует на развернутость и детальный разбор новогоднего штурма г. Грозный 31.12.1994 г. – 01.01.1995 г. Редакция СИ «Контингент» просит прощения у родственников, сослуживцев и друзей участников этих событий, за то, что мы не смогли сделать иллюстрации всех солдат и офицеров, которые упоминаются в статье. Мы планируем расширять этот материал в дальнейшем. Если у Вас есть информация или фото, которые помогут нам дополнить эту статью, Вы можете связаться с нами по электронной почте: info@kontingent.press.

Автор: Евгений Калуга
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram