Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Генерал-лейтенант Краев: Дальний Восток не отпускает

Генерал-лейтенант Дмитрий Краев. Фото Елены Поцелуевой

В рамках участия в «Десанте на Муста-Тунтури» (интервью с организатором десанта читайте здесь) группа представителей приморской общественной организации «Контингент» встретилась с командиром армейского корпуса Северного флота генерал-лейтенантом Дмитрием Краевым. Это была встреча старых друзей: «Контингент» объединяет ветеранов боевых действий, в первую очередь бывших морских пехотинцев ТОФ; Дмитрий Владимирович Краев, в свою очередь, после окончания Казанского суворовского училища и Рязанского воздушно-десантного командного училища начинал свою службу в 55 дивизии морской пехоты ТОФ, где прошел путь от командира взвода разведки до командира танкового батальона 390-го полка морской пехоты. После окончании Военной академии бронетанковых войск, а впоследствии и Военной академии Генерального штаба ВС РФ ему доводилось служить на разных флотах и должностях; в том числе командовать уникальной пулеметно-артиллерийской дивизией (пулад) Восточного военного округа, которая расквартирована (единственная!) на Курильских островах.

Поэтому и разговор начался с поздравлений с присвоением очередного звания и воспоминаний о Дальнем Востоке.

Спасибо за поздравления! Звание указом Верховного главнокомандующего мне было присвоено чуть более полугода назад, 10 декабря 2020 года, я в это время находился в командировке, так что вручал мне его командующий нашей группировкой в Сирии.

Что касается любимого Дальнего Востока, то последний раз был я у вас в 2018 году, когда проходили учения «Восток-2018». Да и то: что значит был? Мы прилетели, командный состав Северного флота, и на запасном командном пункте (ЗКП) Тихоокеанского флота просидели пару недель, пока шли учения. Нас из аэропорта привезли в подземелье, две недели мы там просидели, снова в автобусы, в аэропорт и домой. Все, что видели…(смеется) Что поделать? Служба…

– Вам довелось довольно долго служить в Славянке; если посмотреть на карту нашей Родины, то это самый юго-восток, дальше нет ничего, конец географии. А теперь – Мурманск, Рыбачий, самый северо-запад, другой конец географии. Абсолютная диагональ, крайние точки… Разница какая-то ощущается?

Разницы никакой нет. Ну и плюс фамилия у меня Краев – поэтому и служу, по самым краям, по периферии нашей Родины. Начинал в 390-м полку морской пехоты, после учебы в Москве оказался на самом юге – в отдельной бригаде морской пехоты Черноморского флота, потом снова в Москве отучился и теперь уже был направлен на самый восток – на Курилы, 4 года командовал пулеметно-артиллерийской дивизией. И сразу с Курил пришел сюда, на крайний северо-запад.

– О Курилах что вспоминается, в первую очередь?

Для меня это был довольно-таки сложный период. Во-первых, это не простой этап становления как командира соединения, ну и во-вторых, действует, конечно сама атмосфера, сами острова, вселяющие восторг перед первозданной природой. При этом ни на минуту не покидает ощущение, что ты находишься где-то на краю света. Мне, кстати, довелось побывать на этом мысу Край света, на Шикотане, куда повезло попасть вместе с пограничниками.

И на четвертом году службы на островах мне там присвоили звание генерал-майора. Поэтому у меня только самые светлые воспоминания… Но, знаете, помню и об ощущении, что я оттуда мог просто не вернуться. Потому что затягивает. Знаете, ведь все, кто по службе приезжал в дивизию, говорили: да мы здесь временщики, прибыли по ротации, год-два-три максимум и уедем. А в результате живут по 15-20 лет и оттуда не выгонишь. Очень притягательная земля. Хотя условия для жизни очень сложные, я даже семью туда не брал. И поэтому с особым теплом всегда относился к тем, чьи семьи там находились. Потому что жили в очень непростых условиях…

– Очевидно, этот опыт вам пригодился: здесь ведь тоже непростые условия…

Конечно. Вы, я знаю, собираетесь на Муста-Тунтури; вот там и увидите те самые невозможные условия, в которых наши деды и отцы сражались, вгрызались в каменный монолит. Что говорить: и наш вгрызались, и немцы вгрызались. И промерзали до костей… История там страшная… Вы будете проезжать Долину славы, которую не менее справедливо порой называют Долиной скорби… Это ведь не секрет, что во время особых лютых морозов, там однажды буквально за двое суток замерзло несколько дивизий – и с нашей и с немецкой стороны. И один из командиров батальона стал Героем Советского Союза фактически только за то, что двое суток гонял батальон по кругу. Уже в снегу ростовые траншеи протоптали; заставлял бесконечно двигаться, чтоб просто не замерзли… И такое было…

Поэтому, что касается моей службы, как вы говорите по самым краям, - ну, да, достается. А куда денешься? И долг, и погоны, и семейная история заставляют. Прадед у меня был капитаном первого ранга, дед – комиссар кавалерийской дивизии, отец был командующим общевойсковой армией, брат – подполковник запаса, племянник старший – капитан запаса, да и мой сын, хоть и всего лейтенант запаса, но к обороне имеет самое прямое отношение. Так складывается, что династия сохраняется… И жена – везде со мной, по всем флотам, разве что кроме Курил…

Справка «Контингента»:

Армейский корпус Северного флота - оперативно-тактическое объединение Береговых войск ВМФ Российской Федерации. Располагается на территории Мурманской области. Управление - в городе Мурманск. Корпус сформирован в апреле 2017 года. Задача: выполнение действий в арктической зоне. Для службы в условиях заполярья личный состав арктических бригад проходит особую подготовку, включающую в себя умение работать с оленьими и собачьими упряжками. В состав корпуса входят: подразделение морской пехоты Северного флота и мотострелковые подразделения.

 

– Давайте еще раз вернемся к Курилам, их ведь действительно ни с чем не сравнишь. Да и пулеметно-артиллерийская дивизия – это ж уникальное явление, единственное соединение с таким наименованием в российской армии.

Да наименование такое единственное. Более того: с 2011 по 2015 год это была в российской армии (если не считать ВДВ) вообще единственная дивизия. И я горжусь, что командовал единственной дивизией в сухопутных войсках. Да, называется она странно – пулеметно-артиллерийская дивизия. Но она вообще по многим параметрам уникальна – и по береговым оборонительным системам, и по многому другому.

…Помню, уже к концу службы на Курилах прилетела очередная московская комиссия, спрашивают меня: Дмитрий Владимирович, а ты в океане купался? Нет, говорю, там же вода в океане 4 градуса, ну, может, на отмелях чуть выше прогревается… Касатка – 38 километров протяженность береговой черты – единственная бухта, которая не замерзает. А они мне говорят: кто в Тихом океане не купался, тот не бывал на Курилах. Это говорят мне, имеющему 4 года за плечами. Ну, что делать? Пришлось лезть в воду вместе с ними. И что меня удивило: из океана выйти сложно. Там, вроде, мелко, по пояс, но какое течение идет по ступням и такое ощущение, что тебя затягивает, не отпускает. Мы ушли на 100 с лишним метров, потому что очень мелко, хотя бы, чтобы окунуться; но выходили с таким ощущением, как будто гири повесили на ноги. Испугались все конкретно, буквально на четырех костях, быстренько-быстренько лишь бы только выйти из океана…

– Похоже на очень фигуральное, иносказательное выражение, что океан не отпускает…

Так я почему об этом и сказал: острова действительно не отпускают. У меня, собственно, в 15 году уже такое ощущение и было: неужели я с этих островов никогда не уеду?.. Никогда ничего похожего не испытывал…

Но жизнь продолжается: будем служить дальше, на Северном флоте. А Владивостоку, Тихоокеанскому флоту, морской пехоте – огромный привет! Они навсегда в сердце!..

Автор: Андрей Островский
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram