Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Живые и мертвые. Первый бой за аэропорт Донецка

Правда ДНР / Pravda DPR» information portal official Youtube channel

26 мая 2014 года на окраине Донецка произошел бой, ставший символом неудач ополчения в начале войны. Попытка занять городской аэропорт обернулась катастрофическими потерями, резонанс от этой катастрофы оказался мощнейшим, а Донецкий аэропорт впервые попал в выпуски новостей, чтобы на долгие месяцы остаться там.

Запах пороха

Весной 2014 года на востоке Украины начались массовые выступления и митинги. Главной темой протестов стало неприятие событий на майдане, требования сближения с Россией и призывы к автономии Донбасса или даже полному присоединению к РФ. 6 апреля протестующие взяли под контроль администрацию Донецка. Митингующие требовали проведения референдума о статусе области, роспуска ультраправых полувоенных группировок, сближения с Россией. На следующий день в городе провозгласили Донецкую народную республику. Эти требования уже было, чем подкрепить: повстанцы захватили здание СБУ и заполучили оружие. Из-под контроля властей вышло местное спецподразделение «Альфа». Тем временем аналогичный процесс шел в Луганске. Оружие добывалось из офисов местных силовых структур, военизированные группы сколачивались на лету. И.о. президента Украины Александр Турчинов уже объявил о неких контртеррористических мероприятиях против повстанцев, но попытки организовать штурм захваченной администрации Донецка провалились: на это никто не пошел. Отряды создавались местными лидерами как Бог на душу положит. Украинская сторона приписывала все происходящее проискам Москвы, но на практике «эмиссар ФСБ» чаще всего представлял собой какого-нибудь местного ветерана Советской армии с группой товарищей. Пришедший 12 апреля в Славянск отряд Игоря Стрелкова был наиболее организованной такой группой, а не уникальным подразделением, в одиночку начавшим войну.

Конец апреля и начало мая в Донецке прошли в состоянии неустойчивого равновесия. Украинские силовые структуры были слабы, и оказались не в состоянии взять ситуацию под контроль, но и ополчение Донбасса только создавалось, так что решительного преимущества пока не имел никто. Россия участвовала в событиях несколько отстраненно: никто не препятствовал добровольцам, едущим в Донбасс, людям оказывали помощь в организации процесса, но прямой поддержки, которая переломила бы ситуацию в пользу ополченцев, также не было.

Одним из наиболее многочисленных отрядов ополчения стал батальон «Восток» под началом бывшего командира донецкой «Альфы» Александра Ходаковского. Как и многие другие подобные подразделения, «Восток» был довольно рыхлой структурой со множеством отдельных полусамостоятельных командиров, которых Ходаковский контролировал слабо. Ополчение страдало от классической проблемы нарождающихся повстанческих движений – махновщины. Единой организации не существовало, группы сколачивались не столько вокруг военных профессионалов (которых почти не было), сколько вокруг харизматичных лидеров или просто достаточно энергичных и ловких людей.    

Тем временем в повстанческие республики Донбасса начали прибывать первые добровольцы из России. От местных активистов их отличала важная черта: многие из россиян имели опыт реальных боевых действий в разнообразных горячих точках. Сам факт участия россиян в отрядах повстанцев вызвал истерическую реакцию в Киеве. Разумеется, этих людей рассматривали в лучшем случае в качестве наемников, либо, что чаще – в качестве кое-как прикрытых агентов государства. В реальности чаще всего о какой-то денежной мотивации не было и речи. Основная масса этих солдат не только не получала никакой достойной упоминания оплаты, но зачастую люди покупали на собственные деньги все снаряжение, кроме оружия и боеприпасов. Да и сам факт наличия добровольцев вряд ли может удивлять. Поразительным феноменом было бы как раз отсутствие добровольцев из России в пророссийском ополчении пограничного с Россией региона, населенного русскими. Как бы то ни было, одиночки и небольшие группы волонтеров быстро прибывали в регион.

Новый терминал аэропорта в апреле 2014 года

В середине мая под Ростовом начала собираться группа под началом Алексея Горшкова, известного под позывным «Искра». Этот командир когда-то служил в Чечне, и война для него не была чем-то новым.  Подразделение собирали через «сарафанное радио» из бойцов с приличным служебным и боевым опытом. Кроме «природных» россиян, в него входило некоторое количество крымчан, до этого готовившихся партизанить на родном полуострове. В какой-то момент к отряду присоединилась также группа чеченцев. В ночь на 25 мая отряд на грузовиках прибыл в ДНР. Там их встретили люди Ходаковского. Добровольцев разместили на захваченной базе внутренних войск. Первоначально эта группа собиралась отправляться в Славянск, однако донецкие лидеры ополчения настояли именно на подчинении этой группы «Востоку». Ходаковский перетянул под свою руку мощный отряд из хорошо подготовленных солдат. Их он намеревался использовать для взятия Донецкого аэропорта. Что любопытно, захват аэропорта одновременно готовил другой известный деятель ополчения – Игорь Безлер, чей отряд находился не так далеко, в Горловке. Однако Ходаковский решил попытать удачу раньше. Аэропорт, расположенный на северной окраине города, вообще был значимым объектом. Предполагалось, что с его помощью украинская сторона сможет доставлять к самым воротам Донецка подкрепления. Эти опасения не были лишены оснований: в Луганский аэропорт украинцы действительно привозили солдат, пока один из транспортников с полусотней десантников на борту не был сбит из ПЗРК. Так что сама по себе мысль занять воздушную гавань была естественной. Однако Ходаковский полагал, что сможет договориться с командованием засевших там украинских военных. Это предположение само по себе выглядело проявлением беспечности. К 20-м числам мая уже погибли десятки людей в Одессе, уже прошли первые штурмы Славянска, и сам Славянск находился в осаде. Однако в Донецке царило еще почти благодушное настроение. Между тем, в аэропорту находился довольно мощный для этого периода войны отряд. Он включал подразделение 3-го полка спецназа военной разведки из Кировограда (64 человека) и взвод 25-й десантной бригады (15 солдат) при двух установках автоматических пушек. Они занимали позиции в старом терминале аэропорта и на взлетной полосе.

Но Ходаковский рассчитывал на закулисные договоренности. Он имел контакт с начальником службы безопасности аэропорта, капитаном СБУ Александром Головурой. Профессиональных военных предположение о бескровном захвате, конечно, не устроило, и вечером 25 числа к аэропорту на рекогносцировку отправились младшие командиры из группы «Искры». Собственно, только тогда они и узнали о том, что идут штурмовать аэропорт. Обнаружив «зушки» и гарнизон, командиры предложили разумный и реалистичный план атаки несколькими ударными группами с уничтожением пушек и захватом терминалов. Однако оптимизм командования не могло поколебать ничто: считалось, что все решено, и нужно только продемонстрировать силу.

Катастрофа 26 мая

Шапкозакидательские настроения еще можно как-то объяснить, но события дня «штурма» выглядят просто безумно. Во-первых, отряд «Искры» нацеливался на терминал аэропорта. Никаких преимуществ его захват в действительности не давал. Над местностью господствовала диспетчерская вышка (почти на километр западнее нового терминала), неподалеку находились РЛС и часть ПВО. Противник в свою очередь засел в здании старого терминала (восточнее нового). Однако «Искре» не ставилось задачи ни на уничтожение отряда противника, ни на захват действительно важных объектов. Более того, хотя у Ходаковского в загашниках имелись переносные зенитно-ракетные комплексы, добровольцам их не выдали, несмотря на прямую просьбу. «Договоренности» и ценность аэропорта как крайне дорогостоящего объекта считались достаточным прикрытием, хотя без ПЗРК ополченцы не могли даже толком воспретить доставку подкреплений в аэропорт.

Как бы то ни было, в ночь на 26 число отряд «Искры» выехал на машинах к аэропорту. Отряд входил в здание, уже находясь под прицелом украинских военных в старом терминале. Дистанция составляла лишь около 200 метров, противники могли отлично разглядеть друг друга.

Тем не менее, занятие нового терминала прошло без сложностей и сопротивления. Группа ополченцев вышла на крышу терминала. После семи утра из аэропорта улетел последний самолет. Ходаковский закончил переговоры с украинскими спецназовцами и в благодушном настроении убыл. В терминал даже успела зайти группа журналистов и пофотографировать бойцов – трудно отделаться от мысли, что ради этой фотосессии все и затевалось. Между тем, противник оборудовал огневые позиции, на диспетчерской вышке появились снайперы с крупнокалиберными винтовками. К терминалу выдвинулась сводная группа украинских военных – отряды десантников и нацгвардейцев. Положение отряда «Искры» становилось все более опасным.

Около 11 или 12 часов украинские военные сделали самое естественное, что могли: вызвали авиацию. Сначала ударные вертолеты Ми-24 просто прошли над аэропортом. При этом транспортные Ми-8 высаживали подкрепления. Позднее ополченцы высказывали предположения, что это были служащие ЧВК, однако это были обычные десантники. Затем одному из украинских снайперов в старом терминале показалось, что он видит ПЗРК – и началась стрельба.

Обмен огнем между терминалами шел с переменным успехом, но почти сразу последовали удары авиации – штурмовиков Су-25 и вертолетов Ми-24. «Грачи» и «Крокодилы» смели с крыши нового терминала небольшую группу ополченцев, затем начали бить по окнам.

Потери пока не выглядели катастрофическими. Было убито два ополченца, довольно многие уже были ранены, но отряд сохранял боеспособность. Бойцы кое-как находили укрытия от огня, для этого даже вырывали и валили штабелями банкоматы.

Бой продолжался до вечера. Во время перестрелки украинские военные уничтожили машину «скорой помощи», ехавшую со стороны Донецка. Впоследствии один из офицеров 3-го полка утверждал, что якобы из нее разгружали боеприпасы, а офицер 95-й бригады «Збройных сил» Михаил Забродский уверял, что машину прислали, чтобы «слепить мигалками снайпера». Судя по разнобою в показаниях, «скорую» просто расстреляли, задним числом придумав обоснование.

Однако положение добровольцев в терминале становилось час от часу хуже. Требовалось эвакуировать раненых, к тому же, боеприпасы были не бесконечны. В конце концов, «Искра» получил приказ прорываться из аэропорта, не дожидаясь ночи. Это был откровенно странный приказ: мало того, что прорыв по темноте было бы проще вести, помощи зажатому в новом терминале отряду никто не оказывал.

Однако прорыв начался. Тяжелое оружие бросили в здании, вскоре оно досталось противнику, но вывезти раненых и убитых было важнее. Грузовики выходили под обстрелом с небольшой дистанции, и ополченцы понесли потери еще по дороге. Однако завершающий удар был нанесен своими.

На въезде в Донецк автомобили встретили бойцы батальона «Восток», ожидавшие прорыва украинских войск. Не имея понятия, кто это движется, и только видя мчащиеся полным ходом «Камазы», востоковцы открыли огонь. Стрельба была очень короткой, но грузовики были набиты людьми, и очереди по машинам причиняли сокрушительные потери. Один грузовик опрокинулся и его не стали добивать, а вот другой изрешетили капитально. Только подойдя поближе, востоковцы увидели на телах георгиевские ленточки.

Характерно, что небольшая группа, оставшаяся прикрывать общее отступление, в итоге вышла в Донецк по темноте без потерь.

Раненых доставили в местную больницу, погибших – в морг. Всего во время боя за аэропорт погибли, по крайней мере, 46 человек, из них 7 жители Донбасса, двое – крымчане, остальные – граждане России. Среди погибших был и командир отряда, «Искра». Противник потерь убитыми не понес.  

Операция была безумно плохо спланирована, и имела множество скверных результатов. В штурме участвовали и погибли в основном добровольцы из России. Хотя доля граждан РФ в ополчении в целом составляет около четверти, на сей раз погиб сплоченный отряд из РФ, что позволило Киеву заявить о вмешательстве России в конфликт. При этом в бездарной попытке занять новый терминал полегло множество хорошо подготовленных младших командиров. Из-за неорганизованности и шапкозакидательства погибли десятки людей, а аэропорт надолго превратился в проблему Донецка. Решать эту проблему ополчению пришлось долго, неся новые потери.

Вскоре тела погибших граждан РФ были вывезены в Россию. Штурм аэропорта и его трагический финал стал первой внятной демонстрацией массового участия наших сограждан в войне. Большинство выживших участников боя за аэропорт покинуло Донецк, а некоторые – и Донбасс. Основным направлением исхода уцелевших была Горловка. Тем временем фотографии морга, и грузовика, набитых телами бойцов, на долгое время стали любимой темой остроумных шуток сторонников Киева. В конце осады, когда «мотороловцы» и «сомалийцы» будут извлекать последних живых «киборгов» из-под развалин, шутки несколько увянут. Но это произойдет только через восемь месяцев. Началась кровавая эпическая история войны в Донбассе – долгая и мучительная осада Донецкого аэропорта.

 

 

 

Автор: Евгений Норин
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram