Закладки

Заруцкий. Делатель королей. Часть 1

Дмитрий Шухман

Автор иллюстрации Ирина Давидович

Давайте будем честными — мы часто восхищаемся успешными пройдохами и интриганами. Людьми, которые со всеми дружили, всех предавали и в итоге спокойно умирали в своей постели, оставив подробные мемуары. Но всегда надо помнить, что на каждого условного Талейрана, способного лавировать между каплями дождя, приходятся десятки и сотни куда менее успешных игроков, которые ставили на кон всё и всё проигрывали. В том числе самую высокую ставку — жизнь. И хорошо, если только свою.

Казачий атаман Иван Мартынович Заруцкий появляется в российской истории как-то вдруг. Гетман Жолкевский в своих мемуарах упоминает его в свите первого Лжедмитрия, вместе с которым тот вошёл в Москву. Там же мы узнаем очень краткую биографию атамана. Родился в украинском Тернополе, ребенком был уведён в плен крымскими татарами, после долгих лет рабства бежал на Дон, где из простого «голутвенного» казака выбился в атаманы. По многочисленным воспоминаниям современников атаман Заруцкий был смел, решителен, и в то же время — лукав и не слишком разборчив в средствах.

Но тогда — он лишь один из многих. Все-таки к приспешникам «чудом спасшегося царевича Дмитрия» не примкнул только ленивый. Заруцкий некоторое время обивает пороги двора нового русского царя и возвращается на Дон несолоно хлебавши. Но, как оказалось, очень вовремя. Ведь «варфоломеевскую ночь» на 27 мая 1606 года Заруцкий имел все шансы не пережить, вместе с Лжедмитрием и большей частью его польского окружения.

Но не беда, благо самозванцев в тот период на Руси водилось с избытком. Новым сюзереном лихого атамана стал не слишком известный в российской историографии Лжепётр Первый (и единственный), якобы сын также не слишком известного царя Федора Иоановича. Чудом спасшийся, само собой. На тот момент Лжепётр уже объединился с восстанием Болотникова. Заруцкий вместе с ними сражается под Москвой, вместе отступает в Тулу. Какое-то время он руководит обороной города от войск царя Василия Шуйского, однако в сентябре 1607 года направляется на юго-восток Украины искать царя Дмитрия Ивановича. Да, того самого. Да, чудом спасшегося. И снова очень вовремя. 20 октября 1607 года войска Шуйского штурмом взяли Тулу. Болотников был ослеплён и утоплен, Лжепётр повешен.

 

Ну а Заруцкий тем временем нашел очередного царя Дмитрия. Это был так называемый Лжедмитрий Второй, он же «Тушинский вор». И в этот раз Заруцкий уже не готов быть пешкой в чужой игре. Он приводит с собой войско из 5000 казаков. Сила, с которой приходится считаться и врагам и союзникам. Огромное войско Лжедмитрия Второго, составленное из крестьян, казаков, польских интервентов, отложившихся от правительства Шуйского бояр выдвинулось к Москве и осадило ее. Главной ставкой бунтовщики выбрали Тушино.

Автор иллюстрации Ирина Давидович

С лета 1608 года по весну 1610 года тушинцы осаждали Москву. Правда, в Москве так же стояла целая армия и царь Василий Шуйский имел все возможности для пополнения гарнизона и снабжения столицы. По факту в стране образовалось двоевластие. Было два царя, два правительства, даже два патриарха. Да, у самозванца был свой патриарх Филарет, он же Фёдор Романов, по иронии — отец первого царя династии Романовых. Одни города подчинялись царю Дмитрию, другие царю Василию. Тушинский царь щедро раздавал земли своим сторонникам, назначал воевод в города. С приходом к самозванцу большого отряда гетмана Яна Сапеги отряды «воров» направились во все концы страны, стараясь завладеть богатыми областями. Одни города сами «целовали крест» Лжедмитрию, другие принуждали к тому силой. Поляки Сапеги захватили Переславль-Залесский, Ростов, Ярославль, Вологду, Тотьму, затем Кострому и Галич. Отряды пана Лисовского подчинили междуречье Клязьмы и Волги от Владимира и Суздаля до Балахны и Кинешмы. От царя Шуйского отложился Псков, часть Новгородской земли, Углич и Кашин. Надо ли говорить, что со своим огромным войском атаман Заруцкий точно не был в числе обойденных трофеями и титулами.

Однако время шло, осада никуда не продвигалась. Тушинцы провалили штурм Троице-Сергиевой лавры, среди них с каждым днём росли недовольство и ропот. Войско постепенно начало разбегаться. Вскоре царь Дмитрий вместе с остатками войска был вынужден отступить в Калугу. Однако атаман не последовал за ним, а предпочёл отправиться в стан польского короля под Смоленск. Из Тушино он ушел вместе со своим казацким войском и еще один очень ценным призом — Мариной Мнишек.

Той самой, ставшей «царицей на час», едва уцелевшей во время резни в Кремле, и, наконец, примкнувшей к «Тушинскому вору». Ее расчёт был прост и банален. Она признает в нём «чудом спасшегося» супруга, он вновь делает ее царицей. Однако по мере провала тушинского восстания Марина всё больше отдалялась от самозванца и всё больше сближалась с Иваном Заруцким. И можно смело утверждать, что их союз в итоге стал отнюдь не политическим.

В июле 1610 года Заруцкий с войском гетмана Станислава Жолкевского отправился в очередной поход на Москву. Впрочем, отношения между шановним паном и «тушинским боярином» не сразу не заладились. Вследствие этого Заруцкий вернулся к Лжедмитрию в Калугу и служил ему до самого дня гибели того, то есть до декабря 1610 года. Смерть Лжедмитрия поставила перед его бывшим вассалом вопрос: договориться с поляками, или действовать на свой страх и риск. Сначала Заруцкий решается как будто на первое. По крайней мере, в феврале 1611 года он ведёт переговоры с Яном Сапегой.

Однако в 1611 году для борьбы с польскими оккупантами формируется Первое народное ополчение во главе с боярами Прокопием Ляпуновым и Дмитрием Трубецким. И тут наш атаман лихо переобувается в прыжке. Он порывает все отношения в поляками и предлагает себя и своё войско в помощь ополчению. Невероятно, но ему поверили. Простили и забыли, как все предыдущие годы он поддерживал самозванцев, поляков и их ставленников.

Но об этом — в следующей части.

Автор: Дмитрий Шухман
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram