Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Тот летний рейд. Бросок на Приштину, 1999

Торжественное прохождение подразделений российского миротворческого контингента KFOR в честь прибытия В. В. Путина в аэропорт «Слатина» в июне 2001 года

Весной 1999 года альянс НАТО безжалостными бомбардировками вынудил Югославию отказаться от принадлежащего ей края Косово, прекратить операцию против албанских террористов из «Армии Освобождения Косово» и вывести оттуда войска и полицию. НАТО вводило в край собственный контингент. Все шло по плану до ночи 12 июня 1999 года, когда Россия провела неожиданную и эффектную военную акцию, подобной которой от нее никто уже давно не ждал.

На 12 июня был назначен ввод в Косово сухопутных сил НАТО. Сербы, в свою очередь, покидали край. В свою очередь, Россия хотела бы не просто поучаствовать в миротворческой операции после конфликта, но и получить отдельный сектор ответственности. В качестве такой зоны рассматривалась северная часть Косова, где компактно проживали местные сербы. Эта идея была вполне оправдана с точки зрения гуманности, однако в НАТО, разумеется, не собирались идти на такой размен: Россия считалась слишком слабой, чтобы противостоять планам альянса.

Торжественное прохождение подразделений российского миротворческого контингента KFOR в честь прибытия В. В. Путина в аэропорт «Слатина» в июне 2001 года
Торжественное прохождение подразделений российского миротворческого контингента KFOR в честь прибытия В. В. Путина в аэропорт «Слатина» в июне 2001 года

Нельзя сказать, что пренебрежение было вовсе неоправданным. Россия на тот момент обладала чрезвычайно слабой экономикой, и не контролировала даже собственные окраины, в частности Чечню, существовавшую в режиме дикого поля. Только что произошел дефолт, во главе страны стоял испытывающий все больше проблем со здоровьем и алкоголем президент Ельцин. Однако после бомбардировок Югославии, которые воспринимались в России как унижение не только самой балканской республики, но и самой РФ, было принято решение действовать.

Для операции решили использовать подразделения миротворческих сил в Боснии (SFOR). 10 июня десантное подразделение, входившее в их состав, получило негласное распоряжение сформировать отряд в 200 человек на бронетехнике и маршем выйти к аэродрому Слатина – воздушной гавани Приштины, столицы Косово.

Российские подразделения в Боснии базировались в районе города Углевик. Полковник Игнатов, получивший приказ о формировании сводного отряда начал готовить сводный батальон. Возглавил его полковник Сергей Павлов.

Однако к тому моменту небольшое подразделение, судя по всему, уже находилось на территории Косово. В 2009 году Юнус-Бек Евкуров, ветеран вооруженных сил и президент Ингушетии, заявил, что группа из 18 бойцов спецназа прибыла на аэродром существенно раньше. Логично, что бросать батальон головой в омут никто не хотел, и наверняка небольшое подразделение действительно выбросили к Слатине заранее для контроля ситуации и разведки. Собственно, эту функцию маленький отряд Евкурова и исполнял – разведчики выясняли на месте состояние аэропорта, взяли под наблюдение ВПП и постройки, и вообще убедились в том, что натовцы не вошли в него раньше и он не захвачен албанскими боевиками.

Как бы то ни было, утром 11 июня колонна из 15 бронетранспортеров и 35 «Уралов», имея на борту 206 солдат и офицеров (по другим данным, 16 БТР и 27 машин, включая наливники с топливом и автомобиль связи), выдвинулась к Слатине. Предстояло пройти более 600 километров, что было тяжелейшим испытанием в первую очередь для водителей. Первоначально десантники планировали захватить кое-что из тяжелой техники, в первую очередь инженерные машины, но это все замедляло бы колонну, поэтому решили обойтись без них.

По дороге батальон очень тепло встретили в Приштине – но восторженная толпа, закидывавшая броню цветами, еще и тормозила марш. Однако в целом все прошло гладко. Уже на территории Сербии командование батальоном принял генерал-лейтенант Заварзин.

Батальон пронесся через всю Югославию и в предрассветных сумерках вышел к Слатине. ВПП перегородили, расставив по краям БТРы. Сербы передали аэродром русским и покинули позицию.

Около 11 часов к Приштине со стороны Македонии подошли английские роты и французский батальон. Британцы попытались посадить на аэродроме вертолеты, но на полосу выехали БТР и помешали приземлению.

"Генерал Уэсли Кларк был взбешен. Я не мог его за это винить, но знал, что мы, к счастью, не стоим на пороге третьей мировой войны", – замечал позднее президент США Билл Клинтон.

Генерал Майкл Джексон, командовавший подразделениями НАТО, сам вышел вперед и начал жестами показывать танкистам, чтобы они продолжали движение. Переводчик, старший лейтенант Николай Яцыков сказал, что если генерал продолжит в том же духе, это будет иметь скверные последствия, а солдаты наставили гранатометы на британские танки. Гранатометчик с чисто русской фамилией Иванов на глазах у британцев зарядил РПГ-7 и направил его под башню. Это была типичная смелость, берущая города – разгромить батальон натовцы, в принципе, могли. Но настоящий бой значил бы войну ядерных держав. И не все англичане ушли бы с аэродрома живыми. Хотя командование Джексона сначала требовало захватить аэропорт, генерал ответил, что не станет начинать мировую войну, а затем и его командование получило команду не обострять.

28 июня прибыло подкрепление – парашютно-десантная рота.

Дальше свое слово предстояло сказать политикам. И оно оказалось куда менее громким, чем акция десантников. По итогам переговоров на территории Финляндии было решено, что российский миротворческий контингент на территории Косово будет, но своего сектора Россия не получит. Фактически, это лишило РФ возможности пресечь этническую чистку, которую провели в Косово албанцы при попустительстве НАТО. В 2003 году небольшой контингент был выведен из Косово.

Марш-бросок на Приштину не изменил радикально положение на Балканах. Однако для России это был очень важный эпизод новейшей истории. После десятилетия капитуляций и унижений страна впервые сказала «Нет, не ладно», и делом обозначила свои интересы. К сожалению, тогда, в 1999 году, эта эффектная эскапада не была конвертирована в реальные политические выгоды. Россия была еще слишком слаба. Но впервые за долгие годы Кремль посетила мысль, что нужно уметь показывать зубы. А армия показала, что в состоянии совершать неожиданные операции, которые поставят в тупик НАТО. Операция в Слатине сломала не столько планы НАТО, сколько наш собственный комплекс неполноценности.

В 2014 году Россия вновь решилась на неожиданную эффектную операцию.

И тогда российские войска уже не ушли с занятых позиций.

Автор: Евгений Норин
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram