Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Спасатели подлодки «Курск»: без вины виноватые

АПЛ «Курск» после подъема. Иллюстрация Ирины Давидович

12 августа 2000 года произошла одна из самых страшных трагедий в истории подводного флота России. Атомная подводная лодка К-141 «Курск» затонула в ходе учений в Баренцевом море, забрав с собой весь экипаж, офицеров штаба, а также представителей завода «Дагдизель», всего 118 человек.

Трагедия вскрыла многочисленные недоработки, нарушения и халатность на всех уровнях управления флотом. Шквал критики обрушился и на спасателей, которые занимались поисками затонувшей субмарины, пытались спасти оставшихся внутри людей. Их обвиняли в медлительности, плохой подготовке, даже в лени и трусости. Но так ли справедливы эти обвинения?

12 августа

В 08:51 командир  «Курска» капитан 1-го ранга Геннадий Лячин доложил на командный пункт о готовности к торпедным стрельбам. Это сообщение будет последним. В 11:00 гидроакустики крейсера «Петр Великий» зафиксируют подводный взрыв, а следом мощнейший гидродинамический удар. Он был зафиксирован и на других кораблях, задействованных в учениях, но командование не придало этому значения. Только после 15:00 молчание «Курска» начало вызывать беспокойство в штабе. «Петр Великий» попытался вызвать подлодку по гидроакустической связи. Безрезультатно. Затем в район предполагаемого нахождения подлодки были сброшены взрывпакеты. По правилам это был сигнал подводникам о немедленном и экстренном всплытии. И только в 20:20 спасательное судно «Михаил Рудницкий» получит приказ выйти в море для проведения поиска «Курска».

«Михаил Рудницкий» был построен в рамках Проекта 536 как спасательное судно. За основу был взят лесовоз, в трюме которого могли разместиться два подводных спасательных аппарата. Судно также снабдили дополнительными рулевыми двигателями, глубоководным якорем, установили аппаратуру для подводной связи. На «Рудницком» имелись 2 грузовые стрелы, которые могли поднимать по 50 тонн каждая.

Строительство судна было завершено в 1978 году. Изначально оно входило в состав Черноморского флота.  На нем испытывались многочисленные подводные аппараты, он занимался поиском и обследованием затонувших кораблей и самолётов. Однако затем наступили «лихие 90-е». Несколько лет спасатель просто простоял в порту с минимальным экипажем. Только после 1996 года его начали возвращать к жизни, провели ремонт и модернизацию. А в 1998 году «Михаила Рудницкого» перевели в состав Северного флота, поскольку на Черном море почти не осталось подлодок и спасательные суда в большом количестве не требовались.

13 августа

Спасательное судно выходит в море только в час ночи. На его борту находились 2 подводных аппарата: АС-32 1986 года выпуска и АС-34 1989 года выпуска. При этом только АС-34 был полноценно оснащён для поиска лодок, проведения работ на дне и спасения людей. Более современный и совершенный аппарат АС-36 находится на другом корабле. Время на выгрузку по сути бесполезного АС-32 и погрузку на его место АС-36 тратить не стали. Как покажут дальнейшие события, это станет большой ошибкой.

В 09:32 «Михаил Рудницкий» прибывает в район гибели «Курска». В 15.40 АС-34 готов к спуску. Тем временем в порту АС-36 грузят на плавкран ПК-7500, мало приспособленный к спуску подобных аппаратов в открытом море.

Только в 18:15 экипажу АС-34 удаётся обнаружить «Курск». Сказывается плохая видимость, сильное течение, а также длительное отсутствие у спасателей практического опыта. Аппарат задевает корпус подлодки и его разворачивает вертикально. Экипажу приходится применять экстренное всплытие. Во втором спуске участвует капитан 2-го ранга Буцких, командир электромеханической боевой части однотипной с «Курском» К-410. Он окончательно подтверждает, что найден именно «Курск».

В 20:15 аппарат всплывает с почти разряженными аккумуляторами. Процесс зарядки обычно занимает не менее 18 часов, но в обход всех инструкций зарядку запускают в форсированном режиме. Все понимают насколько дорога каждая минута. Одновременно с этим спускают АС-32 для оценки повреждений подлодки. Волнение на море поднимается до 3 баллов, что еще больше осложняет работу спасателей.

14 августа

В 4 часа ночи завершилась зарядка батарей на АС-34 (почти на 10 часов быстрее штатного), его спешно спускают на воду. В 7 утра аппарат выходит на кормовую комингс-площадку «Курска», где расположен аварийно-спасательный люк, и пытается к ей пристыковаться. В течение 40 минут экипаж АС-34 делает несколько попыток стыковки, но каждый раз не происходит герметизация соединения, так называемый «присос». А без этого любые попытки открыть люк бессмысленны, вода попросту хлынет внутрь подлодки. Позже будет установлено, что площадка была деформирована взрывом. Аппарат работает до минимального заряда батарей, после чего всплывает. Снова долгие часы зарядки. Погода ухудшается. Ближе к вечеру прибывает плавкран с АС-36, но из-за волнения не может спустить его на воду. В итоге плавкран получает приказ вернуться в бухту, там спустить АС-36 и, опять же, в нарушение всех инструкций, буксировать аппарат на место гибели подлодки в надводном положении.

Погружение к АПЛ «Курск». Иллюстрация Ирины Давидович

15 августа

Волнение больше 4 баллов. Спуск подводных аппаратов с «Михаила Рудницкого» невозможен.

16 августа

Едва ослабевает волнение АС-34 немедленно отправляется на подводные работы. В полвторого ночи он делает несколько попыток пристыковаться на комингс-площадку. Это ему удаётся, но «присоса» всё равно нет. Пилоты работают до почти полной выработки аккумуляторов. Это большой риск, в случае любой нештатной ситуации экипаж рискует потерять контроль над аппаратом. Во время подъёма на судно АС-34 получает серьезные повреждения. Волна со страшной силой ударяет его о борт «Михаила Рудницкого». Выходят из строя гидроакустические антенны, эхолот, гирокомпас.

17 августа

АС-34 в ремонте. Ближе к концу дня прибывает АС-36, также повреждённый во время буксировки. Его поднимают на судно для ремонта. По некоторым сведениям, бесполезный для спасения подводников АС-32 попросту выкинули за борт, чтобы освободить место. Техники работают на износ, но многие детали с большими задержками приходится доставлять с берега.

18 августа

АС-36 готов к спуску, АС-34 еще в ремонте. В 11:24 АС-36 пытается погрузиться, но выводы об успешности ремонта оказались преждевременными. У аппарата разрывает приёмный кингстон, в отсек с экипажем начинает поступать вода. Три человека оказываются на грани гибели, от которой их спасает только экстренное всплытие. К вечеру вводят в строй АС-34 и он немедленно отправляется под воду. Несколько попыток стыковки - «присоса» нет.

19 августа

Вводят в строй АС-36. Аппараты попеременно, почти без перерывов уходят на глубину. Многочисленные попытки стыковки - «присоса» нет. Каждое погружение продолжается до «сухих» аккумуляторов. Каждое всплытие — лотерея. Экипажи измотаны многочасовой работой на глубине, психологическим давлением и осознанием собственного бессилия перед трагедией. Вспоминает Капитан 3-го ранга А. Шолохов, принимавший участие в спасательных работах:

«У меня механик спал 2 часа, не больше, постоянно ремонтировались... 8 раз садились на комингс лодки и последний раз «сидели» на нем больше 20 минут — чётко на посадочной площадке. Зависаем, работая винтами, придавливаем аппарат к посадочной площадке. У нас есть специальное устройство, захватывающее обух (металлический выступ) на крышке люка. Захватив его, мы стали подтягивать аппарат. Но присоса не произошло. Почему? Либо негерметичность стального стакана, в котором находится люк, либо негерметичность присасываемой камеры... А поднимать люк было бессмысленно. Если в лодке живые люди, они открыли бы люк сами и вышли на поверхность с индивидуальными спасательными аппаратами. Открыв люк, мы бы их просто утопили».

20 августа

На место аварии прибывает норвежское спасательное судно «Морской орёл». С помощью подводного колокола с водолазами норвежцы осматривают и вскрывают затопленный аварийно-спасательный люк. Шансы обнаружить внутри подлодки выживших к этому времени уже равны нулю.

У одного из поднятых с «Курска» погибших подводников капитана-лейтенанта Дмитрия Колесникова нашли записку, написанную незадолго до смерти. Своим родным он адресовал такие слова:

 «Олечка, я тебя люблю, не переживай сильно. Г.В. привет. Моим привет. (Подпись в виде росчерка) 12.08. 2000 г. 15.15. Здесь темно писать, но на ощупь попробую. Шансов похоже нет. Процентов 10—20. Будем надеяться, что хоть кто-нибудь прочитает. Здесь список л/с отсеков, которые находятся в 9-м и будут пытаться выйти. Всем привет, отчаиваться не надо. Колесников»

Дмитрий Колесников. Иллюстрация Ирины Давидович

Согласно официальной версии, подводники, которые собрались в 9-м отсеке были живы всего несколько часов после взрыва и затопления подлодки.  В районе 19-20 часов 12 августа они погибли в результате взрыва пластины регенерации воздуха. То есть к моменту прибытия спасателей — спасать было некого. Сколько в этой версии правды мы вряд ли узнаем в ближайшее время.

 

Автор: Дмитрий Шухман
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram