Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети TelegramTelegram
  • Иконка социальной сети ОдноклассникиОдноклассники

Штурм Ханкалы. Декабрь 1994 год.

Аэродром Ханкалы. Иллюстрация Музыкиной Александры.

Новогодний штурм Грозного, начавшийся 31 декабря 1994 года, оставил в своей тени целый ряд событий, произошедших в первые три недели Первой чеченской войны, в декабре 1994 года. Одним из таких событий стали бои за поселок Ханкалу, восточный пригород Грозного. Этот небольшой населенный пункт был известен, прежде всего, расположенным на его территории аэродромом.  В советское время аэродром в Ханкале принадлежал Ставропольскому военному авиационному училищу,  и учебные полеты с его территории совершались курсантами вплоть до 1991 года. В 1992 году вся инфраструктура аэродрома перешла под контроль дудаевцев. Весь парк аэродрома составляли исключительно учебно-тренировочные самолеты, причем из более чем 250 машин, технически исправными были не более 10-12 самолетов. Однако именно они составили основу «ВВС Ичкерии», созданных Джохаром Дудаевым. Немногочисленные учебные самолеты активно применялись режимом Дудаева против отрядов оппозиции, в основном, правда, в качестве разведчиков. Поэтому авиабаза в Ханкале стала логичной целью российских ВВС в начале Первой чеченской войны.

Удар российских штурмовиков по Ханкале произошел рано утром 1 декабря 1994 года, то есть за 10 дней до официального начала ввода войск в Чечню. Удар был выполнен успешно: все самолеты, находящиеся на аэродроме, были уничтожены на земле. Однако роль Ханкалы в истории Чеченской войны на этом не закончилась. Ханкала находится на восточной окраине Грозного, примерно в километре от шоссе Аргун-Грозный. Таким образом, Ханкала стояла на пути российской группировки, которая должна была войти в  Грозный с востока, и чтобы входить в Грозный, сначала необходимо было овладеть Ханкалой. Российское командование поставило эту задачу 129-му гвардейскому мотострелковому полку и 133-му отдельному гвардейскому танковому батальону. Стоит отметить, что оба этих подразделения на фоне остальных российских частей под Грозным в тот период, находились в не самом худшем состоянии. Так, мотострелки 129-го полка составляли на тот момент российский миротворческий контингент в зоне грузино-осетинского конфликта, где батальоны полка несли дежурство, сменяя друг друга. Поэтому личный состав полка, по крайней мере, имел достаточную боевую подготовку и представление о службе в режиме повышенной боевой готовности. 133-й отдельный танковый батальон на фоне состояния танковых батальонов мотострелковых частей, входивших в Грозный 31 декабря, был, пожалуй, наиболее сильной и подготовленной танковой частью в составе российской группировки.

На вооружении батальона стояли 40 танков Т-80, на всех машинах была установлена навесная динамическая защита, офицеры батальона проводили активные  тактические занятия по отработке боевых действий. В частности, танкисты, как и мотострелки 129-го полка, оставались в Моздоке до 24 декабря, что позволило лишние 2 недели после начала ввода войск в Чечню посвятить боевой подготовке и налаживанию взаимодействия. Отметим, что оба подразделения дислоцировались в одном и том же населенном пункте – поселке Каменка Ленинградской области и многие офицеры знали друг друга лично еще до отправки на войну, что, определенно, играло на пользу.

Передовая группа в составе 1-го мотострелкового батальона 129-го полка майора Юрия Сауляка и 1-я танковая рота 133-го батальона капитана Сергея Качковского  25 декабря, совершив марш из Моздока, с ходу заняла Ханкалу, практически не встретив сопротивления и не обнаружив здесь противника. Однако вскоре частям, занявшим Ханкалу, было приказано сместиться южнее на полтора километра, чтобы взять под контроль шоссе, идущее в Грозный с востока. Как только это произошло, дудаевцы, которые «проспали» появление российских войск в Ханкале, решили воспользоваться ситуацией и спешно перебросили сюда солидные силы: отдельный батальон специального назначения «Борз», который считался кадровой частью «Вооруженных сил Ичкерии» и был укомплектован добровольцами, многие из которых имели опыт войны в Абхазии. Командиром батальона был Умалт Дашаев, опытный командир, воевавший в Абхазии и потерявший там глаз в результате боевого ранения.

Командир батальона Умалт Дашаев. Иллюстрация Музыкиной Александры.

Отряд «Борза», численностью около 100 человек, поддержанный 6 танками, занял оставленную Ханкалу и приступил к подготовке ее обороны. На вооружении «борзов» помимо противотанковых гранатометов имелось несколько противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) и минометов. Уже в ночь на 26 декабря дудаевцы предприняли попытку выбить российские части и с шоссе, однако ночная атака боевиков была отражена при помощи огня танков. Противник, оставив шестерых убитых, отступил обратно в Ханкалу. С российской стороны погиб лейтенант Дмитрий Комиренко. Днем 26 декабря к Ханкале подошел второй батальон 129-го полка и остальные танки 133-го танкового батальона и весь следующий день танкисты и мотострелки готовились к штурму Ханкалы. Наступать решили с двух сторон: 1-й батальон 129-го полка майора Ю. Сауляка и 1-я танковая рота 133-го батальона капитана С. Качковского, которые уже занимали Ханкалу двумя днями ранее, наносили главный удар со стороны шоссе. Именно на этом направлении Дашаев разместил свои основные силы, в том числе все 6 чеченских танков. С правого фланга, прямо со стороны летного поля аэродрома, атаковал 2-й  мотострелковый батальон с приданной танковой ротой. Штурм Ханкалы начался утром 28 декабря. Однако в самом начале атаки произошло непредвиденное происшествие - один танк Т-80 свалился с крутого склона карьера.

Танк Т-80. Иллюстрация Музыкиной Александры.

Танк вертикально уткнулся стволом в грунт с высоты 15 метров. При падении никто не погиб, но заметив это, боевики открыли огонь по пытавшимся эвакуироваться танкистам. В результате обстрела погиб один из членов экипажа, оператор-наводчик Юрий Сидоренко, остальные двое танкистов были ранены, но выжили.

Воспользовавшись тем, что танки остановили движение и все были заняты оказанием помощи и прикрытием танкистов упавшей машины, дудаевцы перешли в контратаку сразу шестью танками, которые действовали во взаимодействии с бойцами «Борза», вооруженными гранатометами. Начало первого танкового боя чеченской войны осталось за чеченскими  танкистами – снарядом чеченского Т-72 был поражен МТЛБ артиллерийского дивизиона 129-го полка, в котором погибли 2 человека.

Потбитый МТЛБ. Иллюстрация Музыкиной Александры.

Затем чеченскими танкистами был подбит и танк Т-80, экипаж которого сумел покинуть машину. Поразивший его чеченский Т-72 тут же был уничтожен выстрелом из танка командира танковой роты  капитана Качковского, который сыграл ключевую роль в отражении вражеской контратаки. Танк Качковского находился в гуще боя и  был 3 раза поражен из гранатометов, однако динамическая защита спасла танк, и он продолжил бой, уничтожив еще один чеченский Т-72. После этого дудаевцы стали отступать. Пока у шоссе шел тяжелый танковый бой, со стороны летного поля аэродрома во фланг противнику ударил 2-й батальон с танками. На этом направлении не было чеченских танков, но имелись расчеты  ПТРК и гранатометчики «Борза». Ракетой из ПТРК был поражен  в борт танк сержанта Евгения Горбунова. Ракета вошла между катками и вызвала детонацию боекомплекта. Раздался мощнейший взрыв, которым сорвало и отбросило на несколько метров башню танка. Сержант Горбунов погиб, остальные танкисты получили ожоги, но успели покинуть машину за считанные секунды до взрыва.

Однако ответным огнем танкистов и мотострелков позиции гранатометчиков противника были подавлены. И в этот момент произошел переломный момент боя: то ли прицельным огнем российских мотострелков, то ли удачным танковым выстрелом был убит Умалт Дашаев, непосредственно руководивший боем с чеченской стороны. Гибель командира окончательно деморализовала чеченцев, и они поспешно отступили в авиагородок Ханкалы, лишившись всех своих шести танков, некоторые из которых были просто оставлены без боевых повреждений. На следующий день дудаевцы, не принимая боя, полностью оставили Ханкалу и отошли в Грозный.

Потери 129-го полка в боях за Ханкалу с 26 по 28 декабря составили 7 убитых и  13 раненых, потери 133-го танкового батальона - двое убитых и 5 раненых. 2 танка были потеряны безвозвратно, танк, упавший в карьер, был возвращен в строй. Бой за Ханкалу показал, что противник намерен оказать серьезное сопротивление, и обладает значительным спектром вооружений, вплоть до бронетехники. Однако, к сожалению, данный опыт совершенно не учитывался российским командованием при планировании операции по взятию чеченской столицы.

Капитан Сергей Качковский. Иллюстрация Музыкиной Александры.

Уже через 3 дня танкистам и мотострелкам предстояло вновь  сражаться вместе, участвуя в штурме Грозного. Майор Юрий Сауляк в ходе этого штурма погибнет, капитан Сергей Качковский получит ранение и за свои действия будет удостоен звания «Герой России».

 

 

 

Автор: Евгений Калуга
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Twitter
  • Telegram