Закладки

Провал грузинской мечты: Как политика возобладала над здравым смыслом

Егор Бондаренко

Развал Советского Союза стал не просто одной из самых больших геополитических катастроф XX века, но и привёл к множеству локальных конфликтов по всей Евразии. Ужасные события происходили на Кавказе и в Средней Азии. Сегодня речь пойдёт о событиях, в Грузии и о том, как они повлияли на тянущееся до сих пор противостояние с Осетией.

Фактически, проблемы, которые возникли с Грузией, тогда ещё находившейся в составе СССР были предопределены намного раньше, нежели начались тектонические сдвиги конца 80-х годов. В маленькой республике сплёлся целый клубок проблем этнического, политического, территориального характера. С момента своего появления в качестве единого государства Грузия напоминала, скорее, лоскутное одеяло, сотканное из отдельных мелких княжеств, к которым много позднее, в 1931 году присоединилась Осетия. Долгое время это никак не проявлялось, по крайней мере внешне. Кавказская республика считалась курортной жемчужиной, беззаботным краем, где советский человек может отдохнуть и набраться сил для новых трудовых свершений.

Тем временем, трудности, на которые старались закрывать глаза, постепенно множились. Во-многом они были связаны с неоднородным составом населения. Недовольство абхазов и осетин начало проявляться ещё в 60–70-х годах. Однако, настоящие проблемы начались во второй половине 80-х годов, на время правления генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачёва и начала глобальных реформ, получивших название «Перестройка».

Российские миротворцы в Абхазии Фото: bmpvsu.ru

Толчком к описываемым событиям стал рост национального самосознания как грузин, так и жителей обеих Осетий. Локомотивом процесса выступала местная интеллигенция, которая все громче начинала требовать независимости от «тюрьмы народов». Интересно тут другое. Своей «тюрьмой» считали Грузию осетины с абхазами. Местное население было категорически против попыток соседей подавить национальную идентичность. Грузины, напротив, были уверены в том, что делают всё правильно, ведь жители Южной Осетии и Абхзазии – неотделимая часть большого народа, чья территория много лет принадлежала Грузии.

Взрыв произошёл весной 1989 года. В Тбилиси, с применением внутренних войск и частей ВДВ был разогнан массовый митинг местных националистов, чей лидер – Звиад Гамсахурдия требовал «вымести осетинский народ через Рокский туннель» в Россию. Чрезмерное применение силы стало отправной точкой для дальнейшей эскалации. Вскоре, из-за споров вокруг филиала Тбилисского университета, который требовали создать преподаватели и студенты – грузины по национальности, в Абхазии на демонстрации вышли уже местные жители. Начались этнические столкновения, в ходе которых погибло 14 человек. Регион постепенно начал погружаться в хаос.

Это стало очевидно после того, как в президентское кресло сел уже известный нам Звиад Гамсахурдиа. Однако, как известно, прийти к власти на волне популярности и удержать её – две большие разницы. Тем более, на фоне невозможности решить проблему с Южной Осетией военным путём. Наступление на Цхинвал, которое, в случае успеха могло стать серьёзным козырем в борьбе с оппонентами, с треском провалилось. В первую очередь из-за недостатка опыта и тяжёлого вооружения бойцов. Уже вскоре Гамсахурдия был смещён в результате, фактически, военного переворота, который был организован известным в стране политическим деятелем Джабой Иоселиани и командующим национальной гвардией Тенгизом Китовани, а также примкнувшего к ним экс-премьер министра Тенгиза Сигуа. Сторонники новой власти сошлись с силами, поддерживающими старого лидера, вооружённые стычки шли по всей Грузии и даже перешли на территорию Абхазии, куда попытались сбежать сподвижники Гамсахурдия. Для того, чтобы хоть как-то стабилизировать обстановку и укрепить власть тех, кто действительно контролировал лишь малую часть страны, требовалось привлечь к управлению человека, который был известен как в Грузии, так и за её пределами. Выбор пал на бывшего Министра иностранных дел СССР Эдурда Шеварнадзе.

С этого момента пошёл отчёт до начала новых военных столкновений с Абхазией и Южной Осетией. Ведь Шеварнадзе пошёл по проторённой дорожке маленькой победоносной войны. Казалось, что для этого есть всё необходимое – в Южной Осетии не было российских внутренних войск, которые оказывали негласную поддержку при отражении первого наступления. Они покинули регион незадолго до описываемых событий. Помимо этого, в ходе гражданской войны бойцы грузинских вооружённых формирований приобрели опыт и стали, хотя бы отдалённо, напоминать армию, кроме того, успешное решение проблемы добавило бы новому лидеру и его команде политических очков в крайне разогретом постоянным насилием обществе. Однако, планы вновь разбились об суровую действительность. Грузины, хоть и были лучше подготовлены, так и не смогли достичь хоть каких-то значимых в военном плане результатов. Война принесла лишь бесчисленные беды местному населению, десяткам тысяч местных жителей пришлось бежать из своих домов.

Шеварнадзе требовалось взять реванш, ведь его позиции явно пошатнулись, но Южная Осетия была закрыта для него Сочинскими соглашениями, заключёнными с президентом России Ельциным после второго фиаско под Цхинвалом. Целью нового наступления была избрана Абхазия. В ней ещё оставались грузинские органы власти, республика была слабой в военном отношении, а местные грузины громко требовали сохранение территориальной целостности. Кроме того, в Абхазии прятались сторонники прошлого лидера Грузии – Звиада Гамсахурдия, которые совершали нападения на железнодорожные составы. Именно это и стало формальным поводом для начала войны.

Боевые действия начались крайне удачно для грузин. Быстрым броском они дошли до Сухума, в котором завязались бои, на второй день под Гаграми был высажен морской десант, однако, внезапно наступление застопорилось в момент практически окончательного триумфа. Абхазы контролировали лишь территорию вокруг горда Гудаута и изолированный анклав в Ткваркчели. Несмотря на тяжесть положения они смогли остановить грузин на реке Гумисте и даже отбить Гагры. Дальнейшие события ознаменовались становлением позиционного фронта. Шеварнадзе не шёл на переговоры в надежде завершить конфликт в свою пользу. Однако, последовал лишь ещё один крупный провал. Абхазы провели морской десант в сочетании с наземным наступлением и смогли овладеть ключевыми высотами вокруг Сухуми, а позднее и взять город. Контрнаступление закончилось полным разгромом грузинских войск, которым пришлось бежать из Абхазии. Россия и Грузия подписали договор, согласно которому в регион вводились российские миротворцы.

Несмотря на то, что обе военные операции закончились для Шеварнадзе безуспешно, ему удалось удержать власть. Более того, он смог избавиться от Иоселиани и Китовани, а также окончательно задавить сторонников своего предшественника.

Таким образом, этнические и территориальные проблемы, существовавшие со времён появления единого грузинского государства, стали картой, разыгрываемой политиками в их игре. Лишь после того, как в регионе установился хрупкий мир, стало ясно, что некогда цветущий край за несколько лет превратился в руины, многие люди бежали от войны, тысячи погибли. С тех пор была предпринята ещё одна попытка решить дело силой, однако, мирного решения конфликта до сих пор, к сожалению, не прослеживается.

Автор: Егор Бондаренко
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram