Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Приморский Чернобыль: ядерная авария в бухте Чажма

Алексей Суконкин

Меньше чем за год до Чернобыльской трагедии, 10 августа 1985 года в бухте Чажма, находящейся на южном побережье Приморского края, не так далеко от самых населённых городов региона  – Владивостока и Находки, произошла ядерная авария на атомной подводной лодке. В результате взрыва реактора в атмосферу было выброшено большое количество радиоактивных веществ.

Атомная ракетная подводная лодка К-431

Злополучная АПЛ была отнюдь не новой постройки. К-431 относилась к проекту 675 и была заложена в 1964 году на судостроительном заводе в Комсомольске-на-Амуре. Субмарина была построена за рекордные 9 месяцев и уже в следующем, 1965 году, на ней был поднят военно-морской флаг.

Техническая особенность проекта заключалась в силовой установке, состоящей из двух ядерных реакторов, общей мощностью 140 мегаватт. Благодаря этому АПЛ могла развивать подводную скорость до 29 узлов. Основным боевым предназначением подводных лодок проекта 675 было нанесение массированного ракетного удара по авианосным ударным группам противника.

За 19 лет службы лодка совершила семь автономных походов, пройдя суммарно 181 051 милю. Естественно, такая активная эксплуатация требовала периодического ремонта, а также замены отработавшего своё ядерного топлива. Так было и на этот раз. В апреле 1985 года лодку принял и начал готовить к выходу в море новый экипаж. Интенсивная боевая подготовка потребовала проведения перезагрузки топлива в реакторах для чего АПЛ пришла на подведомственный судоремонтный завод №30.

Необходимая процедура

Предприятие расположено в бухте Чажма залива Стрелок, что на берегу Японского моря. Ближайшее поселение – ПГТ Дунай, который находится чуть южнее. В 1985 году в нём проживало около семи тысяч человек, в основном заводчане с семьями. Восточнее, в 44 километрах расположен порт Находка, а если провести прямую линию в 40 километров на запад, она упрётся во Владивосток. В то время в этих городах, и находящихся между ними населённых пунктах проживала около миллиона человек.

Итак, летом 1985 года К-431 прибыла на завод для перезагрузки активной зоны реакторов. Для проведения сложной и затратной процедуры, АПЛ была отбуксирована на пирс номер четыре. Согласно установленному порядку, лодка была передана под заводское командование в лице командира дивизиона находящихся в ремонте кораблей капитана первого ранга Лопатина. К проведению операции была подогнана плавмастерская за номером 133 (ПТБ-16), на борту которой имелось специализированное оборудование, а также отсеки для отработанного топлива. Вскоре специалисты приступили к работам.

Сначала К-431 была тщательно осмотрена. Чтобы предотвратить возможные несчастные случаи, реакторный отсек был загерметизирован, а переборочные люки, ведущие в смежные отсеки, опечатаны. После чего, над реакторами была срезана часть надстройки, лодка лишилась части корпусной обшивки. Для предотвращения попадания осадков, сохранения температурного режима реакторов, а также для защиты от радиоактивных выбросов на месте проводимых работ был смонтирован защитный домик из алюминия.

По окончанию подготовительных работ стартовал основной этап замены. Эта трудоёмкая процедура, требующая высокого уровня мастерства от исполнителей. Любая серьёзная ошибка может привести к непредсказуемым последствиям. Казалось, что все прошло штатно, топливо было успешно заменено, далее должны были последовать испытания на герметичность.

АПЛ К-431 в доке завода "Звезда", 2010 год. Фото: Алексей Суконкин.

Авария

Изданию «Контингент» удалось подробнее расспросить о дальнейших событиях непосредственного их участника, капитана первого ранга Берга Петра Генриховича. В 1985 году он занимал должность командира дивизиона движения на АПЛ К-127, которая стояла через пирс от К-431.

- Расскажите, как произошла авария?

- Это была суббота. Я находился в спортзале плавказармы. Мы стояли в среднем ремонте и экипаж размещался именно в там, метрах в двухстах от пирсов. Первое о чём я подумал – что-то с котлом и упала труба. Был сильнейший удар, плавказарма закачалась. Я подбежал к иллюминатору, увидел столб черного дыма, поднимающегося над пирсом, где была пострадавшая лодка. Сразу, в чем был, помчался к месту аварии.

Уже на месте, увидел, что К-431 находилась с креном и дифферентом на корму. Быстро собрались все, кто был и начали бороться за живучесть корабля. Я был на мостике, мой командир дивизиона живучести Володя Мезенов был в центральном посту. Стали продувать цистерны, выравнивать лодку, ставить на ровный киль. Аварийные команды приступили к тушению. Руководил всем этим капитан второго ранга Барчан, он был командиром соседней К-108. До прибытия капитана первого ранга Крашенинникова – начальника штаба дивизиона ремонтирующихся кораблей, который в дальнейшем принял командование на себя, именно Барчан организовывал процесс ликвидации последствий аварии.

Нам некогда было даже осознавать, что случилось, но мне с мостика было видно, что разрушена надстройка над реакторным отсеком. Всё стало понятно. Тогда я впервые видел, как горит металл. Тогда погибло 10 человек, из них 9 офицеров. Они умерли мгновенно. Это уже выяснилось в последующие несколько часов.

Позже вызвали рабочих, они варили стальной кожух для лодки, руководил ими начальник корпусного цеха. А прилегающую территорию чистил стройбат. Асфальтировали, долбили, срывали, снова асфальтировали и так несколько раз. Здания пескоструйным оборудованием чистили. Естественно все получили дозы облучения.

- Что вам известно об обстоятельствах катастрофы. К чему привело расследование?

- Главное, чтобы повторений не было - нужно знать почему это произошло. Я свою точку зрения изложу на этот вопрос. Получилось вот как. Перегрузка ядерного топлива – операция номер один, это самая ответственная процедура, которая только может происходить с атомной подводной лодкой в процессе её эксплуатации и ремонта. По её окончанию всегда производится испытание реактора на герметичность. Для этого создаётся давление в 240 килограмм на сантиметр квадратный, оно выдерживается под контролем ровно сутки. Если есть падение, значит реактор не герметичен. Так случилось в этот раз. Что нужно делать? Планово и спокойно нужно снимать крышку. Под ней находится красномедная прокладка, она пластичная, мягкая, если она ставится правильно, то герметичность не будет нарушена. Раз есть проблемы, значит нужно разбираться в причинах, снова снимать крышку, менять прокладку, испытывать и все будет хорошо.

Итак, напомню, суббота, у многих выходной, на лодке обычно большая приборка, какие-то другие мероприятия. На К-431 отсутствовали командир лодки, командир боевой части, командир первого дивизиона. Они все были отпущены и были с семьями в посёлке Ракушка, примерно в пятистах километрах от Чажмы. Но почему их отпустили? Потому что никто не планировал проводить какие-то экстренные работы. Однако, вдруг, потребовалось прямо в субботу, когда на лодке находились только временно исполняющие обязанности, срочно выяснить причину проблемы.

По-видимому, командование флота настояло и начальник главного технического управления, а также командующий четвертой флотилией получили указание поднять крышку, выяснить причину и доложить. Ну, естественно, стали выполнять приказ. Командир БЧ-5 К-431 Анатолий Дедушкин, конечно, на это не был согласен категорически, говорил, что так делать нельзя, потому что нет тех людей, которые в нормальных условиях должны отвечать за процедуру. Тем не менее, вышестоящее руководство настояло. Прислали капитана второго ранга Целуйко, с указанием выполнить все необходимое.

Когда открыли крышку выяснилось, что, когда устанавливали, капля от электрода попала на прокладку и соответственно из-за этого нарушилась герметичность. Напоминаю, что операция, очень серьёзная и раньше, по инструкции, требовалось чтобы лодка и судно перегрузчик находились в доке. Это необходимо, чтобы исключить из процесса колебания морской поверхности. Но по тем временам на эту технологию уже перестали обращать внимания. Стали делать всё прямо у пирса, тут надо понимать, что критически важна точность и аккуратность, ведь реактор очень серьёзная вещь, когда его запускают на минимальную мощность, компенсирующая решётка поднимается всего лишь на миллиметры по специальной программе. Тут же все пошло не так. Чтобы поднять крышку есть специальное, грубо говоря, коромысло, так вот, здесь оно было нештатным и не подходило под крышку К-431. Народные умельцы сделали альтернативный вариант, именно с ним и работали в тот день. По случайному стечению обстоятельств, когда народ скопился посмотреть, что же произошло, по одной из версий, по бухте проходил буксир, от которого пошла волна. Судно-перегрузчик качнуло волной как раз в тот момент, когда крышка была уже поднята. Случился перекос, которым захватило и потянуло вверх компенсирующую решётку. В реакторе мгновенно вскипело приблизительно пять тонн воды, моментально температура поднялась до чудовищных значений, после этого последовал тепловой взрыв. Все, кто там был погибли на месте, а их тела оказались разбросаны по акватории бухты, даже многотонная крышка улетела на несколько сотен метров.

- Как вы считаете, почему это вообще стало возможным?

- Потому что штаб решил организовать эту операцию своим волевым усилием. Все из-за его безалаберности. Приказ же есть приказ – его нельзя не выполнить. Но всегда надо соблюдать технологическую дисциплину. Как только она нарушается, уходят жизни. Примерно так же было и в Чернобыле. А судьбы человеческие, особенно тогда, мало кого интересовали. Все на русский «авось». Об этой аварии никто бы никогда и не узнал, если бы не Чернобыль. Ведь мы, естественно, давали подписку. А 90% аварий – дезорганизация штабов. От нас требовали любой ценой, а мы не находили в себе мужества отказать своему командованию.

Кстати, ещё один штрих к портрету трагедии, суббота, на лодке шла обычная жизнь, шла погрузка продуктов и тут же операция по подъёму крышки реактора. Праздник жизни и где-то на периферии ответственейшая процедура шла. Если бы все было сделано как надо, было бы командование корабля, которое по иронии судьбы только приехало к семьям, ещё фуражки на гвоздь повесить не успело, уже вызвали назад. Если бы они были, я уверен, что командир бы на это не пошёл. Но, все произошло так как произошло.

Я до сих пор не понимаю, какая была необходимость так торопиться? Никакой! Лодке, чтобы войти в линию после перегрузки реактора, ещё месяцы должны были пройти.

АПЛ К-431 в доке завода "Звезда", 2010 год. Фото: Алексей Суконкин.

О радиоактивном заражении

Часто говорят, что авария в Чажме во многом предвосхитила Чернобыль, и в том, и в другом случае произошёл выброс активной зоны реактора в окружающую среду. Катастрофа в Приморье была легче по многим причинам – реактор был не таким мощным, как в Чернобыле, топливо было новым, топливные сборки ещё не успели накопить продукты распада урана. Однако, уровень заражения все равно оказался очень высоким. Замеры, сделанные через семь с половиной часов, показывали фон на уровне 250–500 микрорентген в час. Радиоактивные осадки зацепили посёлок Дунай и ушли на северо-запад на 30 км, заразив берег и акваторию.

До сих пор неизвестно точное количество пострадавших от радиации. В ликвидации последствий участвовали две тысячи человек. Первоначально пострадавшими, у которых развились признаки лучевой болезни, были признаны 290 человек, однако уже в начале 1990-х годов список достиг едва ли не тысячи человек. Сколько военных и гражданских получили серьёзный вред здоровью на самом деле вряд ли удастся теперь посчитать.

Судьба аварийной АПЛ

Естественно, что К-431 не подлежала восстановлению. К концу августа её дезактивировали, реакторный отсек залили бетоном. Для дальнейшей транспортировки к АПЛ прикрепили понтоны, после чего она была отбуксирована на долговременное хранение в бухту Павловского. В 2010 году, после 25-летнего отстоя, предприятие «Звезда» подписало контракт на утилизацию корпуса. Реакторный и два прилегающих к нему отсека были вырезаны, а в дальнейшем разделены. Реакторное отделение было передано в пункт хранения ядерных отходов. Оставшуюся от лодки часть разрезали на металл.

Трагедия, разгрызшаяся в 1985 долгое время, была засекречена, первая информация о том, что произошло в бухте Чажма появилась в прессе только в 90-х годах. Результатом расследования стал вывод о том, что причиной трагедии были нарушение руководящих документов и отсутствие должного контроля за проведением перегрузки.

Автор: Егор Бондаренко
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram