Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Последний новый год

Фото: Михаил Евстафьев - wikipedia.org.

Декабрь 1994 года для многих жителей России ничем не отличался от предыдущих предновогодних периодов, однако для армии он стал началом длительной и кровавой войны, во многом не понятной, во многом несправедливой, ставшей чёрной страницей российской истории – благодаря дремучей бездарности тех, кто эту войну начинал.

Под бой курантов мы, как обычно, будем пить шампанское, вспоминать то, что сделали в уходящем году, будем намечать планы на будущее. А кто-то из нас с содроганием вспомнит новогоднюю ночь на 1 января 1995 года – кто провёл эту ночь на улицах Грозного, в боевых порядках войск, начавших штурм чеченской столицы. Та ночь унесла жизни более тысячи военнослужащих, которые, а в этом уже нет никаких сомнений, стали жертвами бездарности своего командования, которое спешило отрапортовать о взятии Грозного, поступившись требованиями боевого устава, касающихся правил штурма городов. Итог известен, итог печален.

Возможно, на решение ввести в Грозный войска, повлиял опыт, полученный во время подавления беспорядков в союзных республиках, когда войскам противостояли неорганизованные банды погромщиков и мародёров – тогда достаточно было ввести в город бронетранспортёры, и ситуация мгновенно менялась. Однако, в Грозном, по данным разведки, были подготовлены настоящие рубежи обороны, и сложно было предположить, что чеченцы не будут сопротивляться федеральным войскам.

Тем не менее, командующий объединённой группировкой войск Анатолий Квашнин утвердил план штурма, по мнению современников, далеко не отвечающий сложившимся реалиям. Тем более, нужно также помнить, в каком состоянии в 1994 году находилась российская армия – полный развал, отсутствие боевой подготовки, отсутствие финансирования, да даже в бытовых вопросах был настоящий кошмар – заработная плата задерживалась, огромное количество военнослужащих, особенно тех, кого недавно вывели из ЗГВ, СГВ, ЮГВ и Монголии, проживали со своими семьями невесть где, будучи не обеспечены элементарным жильём. И вот в таких условиях нужно было сформировать ударный кулак для штурма Грозного.

В итоге основу составили самые боеспособные и мобильные части – Воздушно-десантные войска, которые на одних волевых качествах ещё сохранили свои возможности, а вот пехоту буквально пришлось собирать с миру по нитке. В результате к началу активной фазы боевых действий в состав ОГВ вошло несколько полков из центральной части России. В своих воспоминаниях, написанных незадолго до трагической гибели, генерал Лев Рохлин писал, что авантюрная направленность предстоящих действий была настолько очевидной, что даже не обсуждалась – все понимали, что «решение принято наверху», отменить его уже невозможно, и нужно только сделать всё, чтобы сберечь своих людей.

На боевое слаживание было отведено несколько дней. Лев Рохлин вспоминал, как он, зная, сколько нужно времени, чтобы подготовить подразделение, веря своему командованию, даже засомневался, может этих несколько дней действительно будет достаточно, чтобы привести подразделения в боевое состояние, однако, последующие события доказали обратное – нет, не может. Боевым подразделением группа людей может стать только в результате длительной подготовки, и никак не за четыре дня. 

По решению командования ОГВ были сформированы четыре наступательные группировки, которые должны были входить в город с разных сторон. Группировкой «Запад» (4600 человек) командовал генерал Валерий Петрук, группировкой «Север» (4100 человек) командовал генерал Константин Пуликовский, группировкой «Северо-Восток» (2200 человек) командовал генерал Лев Рохлин, и группировкой «Восток» (2900 человек) командовал генерал Николай Стаськов.

С высоты прожитых лет сейчас сложно себе представить, что такими небольшими силами российское военное руководство планировало покорить Ичкерию.

Выдвижение на исходные позиции для штурма Грозного каждый генерал провёл по-своему. Кто-то шёл напролом, кто-то остановился перед толпами мирных жителей, а генерал Рохлин, введя противника в заблуждение относительно основного маршрута выдвижения подчинённого ему 8-го армейского корпуса, пошёл в обход – и пришёл вовремя, как и было предписано планом.

Что было дальше – описано во многих источниках, повторю лишь основные тезисы. Первой в город вошла группировка «Север»: силами 131-й мотострелковой бригады и 81-го мотострелкового полка им была поставлена задача дойти до железнодорожного вокзала. 276-й мотострелковый полк действовал на окраинах города. 33-й и 255-й мотострелковые полки генерал Рохлина вошли в город с севера и, дойдя до консервного завода, остановились. 693-й мотострелковый полк и батальонные группы 106-й воздушно-десантной дивизии, 21-й и 56-й десантно-штурмовых бригад группировки «Запад» заняли позиции западнее окраин города. Восточная группировка в лице 129-го мотострелкового полка, батальонов 98-й и 104-й воздушно-десантных дивизий заняла позиции с восточной окраины города.

Фактически в город вошла незначительная часть группировки, предполагавшейся для участия в штурме. В частности, 131-я бригада ввела в город 120 БМП, 26 танков и шесть ЗРПК «Тунгуска», однако, в БМП были только экипажи – удосужившись ввести бригаду в город, командование не удосужилось укомплектовать её до штатов военного времени, обрекая соединение на гибель. Всего в город вошло чуть больше 300 человек из состава 131-й бригады – фактически в основном механики-водители и наводчики танков и БМП. Пехоты в БМП не было.

А потом наступила темнота, и начался настоящий кошмар. Возвращаясь к 131-й бригаде нужно сказать, что в новогоднюю ночь она потеряла 85 человек убитыми и 72 военнослужащих пропало без вести. Общие потери группировки составили более 350 человек погибшими и порядка 150 человек пропало без вести. В Грозном 131-я бригада потеряла 102 БМП, 20 танков и все «Тунгуски». Сопоставимые потери были и в 81-м полку.

Осознав масштаб понесённых потерь, как писал Лев Рохлин, командование ОГВ на несколько дней просто «ушло со связи». В дальнейшем группировка Рохлина стала некой основой для продолжения штурма города, откуда стало развиваться очищение Грозного от боевиков.

Уже после новогодней трагедии войска ОГВ были усилены 245-м и 324-м мотострелковыми полками, прибывшими из Поволжья и Урала, 74-й мотострелковой бригадой из Юрги, десантно-штурмовыми батальонами Балтийского и Северного флотов. С Тихоокеанского флота в горнило Чеченской войны был направлен наспех укомплектованный 165-й полк морской пехоты. Прибывшие силы способствовали перехвату инициативы в свои руки и последующему перелому в войне. 

А потом, после окончания основных боёв, началось печальное дело – опознание тел погибших военнослужащих. Опознание, которое продолжалось многие годы, но и по настоящее время так и остались неустановленными ряд военнослужащих, погибших в ту страшную ночь.

Когда вы под бой курантов будете поднимать бокал шампанского, вспомните на миг тех парней, которые погибли в этой страшной мясорубке. Вечная им память.

Автор: Алексей Суконкин
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram