Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Палящее солнце Карабаха

Не каждый день вручают "Благодарность" от депутата Государственной думы РФ. Фото Егора Коваленко

…Когда в былые времена хотели подчеркнуть абсурдность какой-то ситуации, говорили так: «подводная лодка в степях Украины». Однако, в каждой шутке лишь доля шутки. И в нынешней ситуации андреевский флаг, гордо развивающийся на горах и перевалах южного Кавказа, оказывается не только не абсурдом, но и абсолютно логичным продолжением складывающейся в этом регионе ситуации.

44-дневная война (с 27 сентября по 9 ноября) осенью прошлого года была остановлена исключительно благодаря энергичному вмешательству России. Президент Путин сумел склонить президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна к подписанию перемирия, главным условием которого стало появление на вчерашней линии огня российских миротворческих сил. Весной этого года в ходе плановой ротации среди прочих частей российской армии на вахту заступило и подразделение морской пехоты Тихоокеанского флота.

Буколическая картинка. Если б не война. Фото Егора Коваленко

В гости к ним мы и направились – представители Приморской общественной организации «Контингент» (создана два десятка лет назад ветеранами морской пехоты ТОФ) и музыканты, которых мы с собой привезли: группа «Каскад» и популярный в армии автор-исполнитель, бывший спецназовец Вячеслав Корнеев (позывной «Леший», наше интервью с ним читайте здесь).

Дорога тяжёлая – от Еревана до Степанакерта, столицы Нагорного Карабаха 8 часов пути на тяжёлом армейском «Урале» по серпантинам и горным перевалам. Но, что значит эта тяжесть, по сравнению с тем, что приходится испытывать нашим землякам, день и ночь несущим службу на ещё более удалённых блок-постах? Сразу успокоим родных и друзей: под словами «тяжесть» и «испытания» ни в коем случае не имеются в виду боестолкновения, или бытовая неустроенность. Прямых боев, к счастью, нету с ноября прошлого года – в первую очередь, благодарю самому присутствию наших миротворцев; спорадические перестрелки между бывшими противниками, правда, иногда происходят, но, как правило, в тёмное время суток и на больших расстояниях. Что касается бытовых условиях, то это армия 21 века: отлично оборудованная территория (правда, обвалованная и за колючей проволокой), современные модульные сооружения, включающие в себя вместе со спальными местами весь необходимый набор: камбуз, столовая, душевые, баня, спортзал.

Обычный пейзаж, который позволяет себе представить плотность огня. Фото Егора Коваленко

Но ни за обваловку, ни за колючую проволоку никуда не выйдешь, кроме вынесенной чуть вперёд собственно боевой части блокпоста. Там несёт боевой дозор меняющаяся по принципу судовой вахты дежурная группа. При нас одна такая группа готовилась к заступлению в наряд: полный камуфляж, бронежилеты, разгрузки, химкомплекты, автоматы, пулемёт, гранатомёт. На каждом бойце килограммов под тридцать. Забортная же, как говорится, температура – 37 по Цельсию.

Бойцы смеются:

- Вам ещё повезло, сейчас похолодало. В конце июня у нас здесь 50 было. В том смысле, что у нас уличный термометр до 50 – вот ртутный столбик упирался в ограничитель и стоял весь день… А ночью не меньше 40…

В рамках этого четырёхугольника, собственно, и проходит вся жизнь и служба бойцов (здесь только контрактники) и офицеров. Ни в увольнение, ни, тем более, в самоволку идти просто некуда. Ближайшая крохотная деревенька, Каракенд – в двух с половиной километрах за горным уступом. Подальше – Мартакерт, райцентр. С местной властью отношения налажены – тут и доставка воды, и помощь со спецтехникой для обустройства обваловки. Хотя по началу бывали и элементы недопонимания. Один из офицеров рассказывает: «Вскоре после того, как мы сюда заступили, ночью наблюдатели докладывают: по полю – не по дороге, а именно по полю – двигается машина. Затем видим – из машины выходят люди с фонариками и тоже начинают ходить по полю. Тут, вообще-то мин полно и точной карты минных полей ни у кого нету. Да и вообще: что ночью делать в районе линии разграничения? Ну, мы включили свои мощные прожектора и направили в их сторону. Они тут же в машину попрыгали и уехали. Назавтра приезжает представитель местной администрации: вы, говорит, зачем наших людей пугаете? А мы спрашиваем: а что они ночью в поле делали? Как, говорит, что: дикобразов гоняли! Мы, конечно, посмеялись, но попросили впредь дикобразов гонять в других местах…»

Флаги над блокпостом. Фото Егора Коваленко

За периметр, кроме возможных минных опасностей, особо не стоит выходить и еще по одной причине: здесь многочисленна не самая гостеприимная змея – гюрза. Наши пока таких встреч, слава богу, избегали, но в целом, в российской миротворческой группировке случаи ядовитых укусов уже фиксировались.

Тем не менее выходы и выезды за периметр, конечно случаются: пару недель назад личный состав возили в музей в небольшой соседний город Мартуни. Осенью прошлого года там было горячо: город постоянно обстреливался артиллерией и беспилотниками, а население почти в полном составе превратилось в беженцев. Благодаря появлению российских миротворцев эти люди сумели вернуться в свои дома; из общего числа беженцев им повезло, как мало кому…

Бывают и патрульные проезды в направлении соседних блокпостов, преследующие две цели: демонстрация флага (да-да, не только у моряков есть такой термин) и текущая разведка ситуации. Потому что она, эта ситуация, далеко не стабильна.

- К примеру, во время движения наблюдаем, что дорога перекопана, -рассказывает один из офицеров. - Ещё вчера буквально асфальт был целый. Возможно кто-то линию связи тянет; мы об этом, конечно, докладываем наверх и сами проверяем, и сопредельные стороны просим поработать в этом направлении. А бывает участок, где слева высота, справа высота, узкость и свежеперекопанная дорога. Здесь, конечно, вряд ли связь тянули, явно преследовали другую цель – чтоб едущий в этой узкости, в ущелье сбавил скорость. А для чего? Вопрос…

Морпехи - народ чистоплотный. Стирка каждый день. Фото Егора Коваленко

Понятно, что мы в постоянном контакте с обеими сторонами. Пример: бойцы должны постоянно тренироваться в стрельбе – у нас подразделение высокой готовности. Но прежде, чем выводить личный состав на учебные стрельбы, мы загодя предупреждаем представителей обеих сторон, что такого-то числа в таком-то квадрате в такое-то время будут проводиться стрельбы; просим никого не волноваться…

Тем временем музыканты заканчивают настраивать аппаратуру, а перед ними на выставленных в ряд стульях рассаживаются бойцы. Все, как один в черных беретах, в вырезе формы – тельняшки. Вот, кстати, тоже момент: операция хоть и миротворческая, но проводится по жестким военным законам. И поначалу командование миротворческим контингентом потребовало от всех соблюдения жесткого форменного единообразия – летний камуфляж. Однако при очередной проверке наши морпехи оказались лучшими среди всех подразделений входящих в российскую миротворческую группировку. И возможность носить береты и тельняшки заслужили по праву.

Над всеми российскими блокпостами развивается два флага: государственный флаг России и флаг миротворческих сил – синее полотно с двумя жёлтыми буквами МС (такой же шеврон пришит на рукаве каждого миротворца). Над блокпостами, которые держит морская пехота обязательно добавляется третий флаг – андреевский. До моря здесь, примерно, как до луны, однако выглянет из-за очередного горного поворота белое полотно с двумя синими диагоналями – и ловишь себя на том, что почему-то начинаешь улыбаться.

Прежде, чем зазвучали первые аккорды, представители «Контингента» обращаются к бойцам с приветственными словами и вручают награды – «Благодарности» от депутата Государственной думы РФ Виктории Николаевой (по поручению Виктории Викторовны) и «Благодарности» и нагрудные памятные знаки «Владивосток – город воинской славы» от администрации Владивостока (по поручению мэра города Константина Шестакова). Понятно, что дело, по большому счету, не в наградах; суть в том, чтобы бойцы и офицеры знали – о них не забыли в родном городе, их помнят, любят, высоко ценят их ратный труд и крепко верят, что все вернутся домой живыми и здоровыми.

К заступлению на боевое дежурство готовы. Фото Егора Коваленко

…Музыка гремит над плоскогорьем, старые, ещё афганские песни оказываются отлично востребованными – то ли, потому что внимание всего мира вновь приковано к этой стране, то ли, потому что речь в них идёт о горах, палящем солнце и солдатах, выполняющих свой долг далеко от Родины. История, похоже, и вправду циклична: все рифмуется.

А за колючкой и обваловкой – уходят куда-то в сторону горизонта бесконечные ряды виноградников, аккуратно сформированных садов с инжиром и гранатами. Инжир уже поспел, сладко тает во рту; гранатовые шары пунцовеют, но полную зрелость наберут ближе к концу сентября. Нет сомнений, что армянский фермер, обрабатывающий эту землю, угостит миротворцев: если бы не они, вряд ли он собирал бы урожай в этом, 2021-м году…

В разгар концерта мимо блокпоста неспешно проезжает тяжёлый армейский КаМАЗ и замирает метрах в двухстах. А вскоре у нас над головами медленно и на небольшой высотке проплывает беспилотник, который вскоре идёт на снижение. КаМАЗ его забирает и уезжает. Такие беспилотники запускают сотрудники российско-турецкой совместной наблюдательной миссии, которая находится недалеко от линии разделения сторон на азербайджанской территории.

Подробнее о ней – в нашем следующем репортаже.

«Редакция и Приморская краевая общественная организация «Контингент» благодарят «Фонд Владимира Николаева» и его учредителя, экс-мэра Владивостока Владимира Викторовича Николаева, и компанию «Руспасифик-групп»» и её руководителя Юрия Ивановича Сиваченко за неоценимую помощь в организации командировки в Нагорный Карабах». Отдельная благодарность – руководителю ереванского ООО «Хепи Ивент» Артуру Мушеняну, предоставившему музыкальное оборудование, без которого ни один концерт не состоялся бы.

Автор: Андрей Островский
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram