Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Осада. Бамут, 1995-1996

Бойцы остановили «скорой помощи». Это оказалась ловушка

Иллюстрация Ирины Давидович

Бои за Бамут стали, пожалуй, самой известной осадой первой войны в Чечне. Военные находились неподалеку от села в течение многих месяцев, однако взять аул удалось лишь в мае 1996 года. С точки зрения боевиков, село стало «бессмертной крепостью», для русской же аудитории осада скорее ассоциируется с воевавшей там «Бешеной ротой» 166-й мотострелковой бригады. А в чем состояла проблема Бамута в реальной жизни?

Крепость в дальнем углу

Сам по себе Бамут расположен на западе Чечни, у самой границы с Ингушетией, на берегу речки Фортанга. До войны это было довольно многочисленное поселение, до 6 тысяч человек. Бамут стоит точно на границе между равниной и горами: севернее него – поля, к северо-востоку – крупное село Ачхой-Мартан, а южнее начинаются поросшие густым лесом горы юго-западной Чечни, наименее заселенная часть республики. В нескольких километрах от Бамута в советское время располагалась ракетная часть с подземными сооружениями – значение этой детали часто преувеличивают, рассказывая об осаде села во время войны, но шахты и подземные сооружения там действительно есть.

Бамут был оплотом дудаевцев ещё до начала войны. Так, именно оттуда происходил Хамзат Ханкаров – этот человек мог стать крупным полевым командиром, но летом 1994 года Ханкаров был убит в стычке с отрядом пророссийской оппозиции. Осенью 1994 года в селе был сформирован отряд боевиков примерно в 200 человек. Его первый командир был убит уже 1 января 1995 года.

Собственно, бои за Бамут для боевиков оказались на повестке дня к весне 1995 года, когда русские взяли Грозный. После этого наступление начало распространяться на восток и запад от чеченской столицы по равнине. Неподалеку от Бамута перестрелки происходили еще во время штурма Грозного. Так, 16 января неподалеку от села попал в засаду БТР внутренних войск. Бойцов вытащили из-под обстрела находившиеся неподалеку бойцы отряда «Росич», однако тогда уже не обошлось без потерь, погибли трое бойцов.

Боевиками в селе большую часть времени командовал Руслан Хайхороев, хотя в целом гарнизон состоял из нескольких независимых отрядов, которые скорее договаривались между собой о взаимодействии (кроме группы Хайхороева заметную роль, в частности, играл отряд Хизира Хачукаева («Галанчожский полк»). Общая численность гарнизона составляла обычно до 200 человек. В качестве командира более высокого ранга их деятельность курировал Руслан Гелаев.

Сам Бамут не самое удобное место для обороны – он зажат на выходе из ущелья между горами. Поэтому боевики старались действовать подвижными группами вокруг села. Заброшенные бункеры советской ракетной части пытались использовать в качестве укрытия, но они сами по себе находились довольно далеко, а в один прекрасный момент одну из групп, пытавшихся спрятаться, разгромило ракетой с самолета, убив восьмерых зараз. После этого боевики охладели к идее укрываться в ракетных шахтах и технических помещениях. Основу фортификаций вокруг Бамута составляли полевые укрепления на высотах вокруг села.

С российской стороны попробовать Бамут на зуб первой попыталась группировка внутренних войск. Военные не хуже боевиков понимали, что ключ к Бамуту это все-таки высоты вокруг него. Главной точкой приложения сил стала высота 444,4, более известная как Лысая гора. 14 апреля разведгруппа Софринской бригады ВВ провела жестокий бой у Лысой горы, тогда погибло четверо бойцов. А 18 апреля внутренние войска попробовали скоординировано прорваться к селу.

Замысел состоял в том, чтобы часть сил (отряды «Русь» и «Витязь») вошли в само село, пока отряд «Росич» занимает Лысую. Однако «Росич» на высоте втянулся в тяжелый бой с крупным отрядом противника. Судя по описанию боя с чеченской стороны, бойцы ВВ попали в засаду и понесли тяжелые потери от огня пулеметов в тыл. Поскольку отряд на высоте не мог блокировать боевиков и сам оказался блокирован, противник обстреливал с высот втянувшихся в село военных. В результате за день погибло 10 человек на Лысой горе и еще 18 – в селе. Капитан Цымановский на Лысой горе был уже ранен, когда к нему подошли боевики, собиравшиеся за трофеями. Капитан застрелил одного из них и ранил еще одного, после чего был добит чеченцами.

Бой на Лысой горе оказался кровавым, и не лучшим образом спланированным: артиллерия и авиация плохо взаимодействовали с пехотой, отряды не могли поддержать друг друга. Сам по себе прорыв в село мало что давал, и даже ухудшал положение штурмующих – Бамут был хорошо виден с высот.

Позиционная война

После провального боя в апреле 1995 года под Бамутом установилось затишье. С российской стороны в основном вели обстрелы села, боевики минировали дороги или устраивали засады с «Фаготами». Жители ушли в село Аршты. Обстрелы и бомбежки постепенно превращали село в развалины.

Наиболее примечательное событие этого периода произошло в феврале 1996 года. Четверо молодых солдат – Евгений Родионов, Андрей Трусов, Игорь Яковлев и Александр Железнов – несли службу неподалеку от ингушского села Галашки. Бойцы остановили для проверки машину «скорой помощи». Это оказалась ловушка – внутри ехали вооруженные боевики, которые смогли разоружить юношей.

История гибели в плену Евгения Родионова и его товарищей стала широко известна. В каноническом варианте Родионов был казнен из-за отказа перейти в ислам. По данным боевиков Родионов и его товарищи дождались бомбардировки, отобрали автомат у конвоира, тяжело ранили его и пытались бежать, но были схвачены. Во время расстрела один из боевиков пытался отобрать у Родионова крест, но в конце концов, он был расстрелян с ним в руке – как и трое других бойцов. Автор не берется судить о достоверности этого рассказа, но он выглядит вполне логичным и непротиворечивым.

19 апреля боевики попытались атаковать 39-ю заставу внутренних войск неподалеку от Бамута. Незадолго до этого в Бамут прибыл свежий отряд террористов в 22 человека, и они стремились повоевать. Схватка на позиции была тяжелой, русские потеряли 8 человек убитыми, однако боевики сами потеряли 10 человек и откатились.

В целом, как ни парадоксально, секрет долгой обороны Бамута состоит в том, что никто не усердствовал чрезмерно в попытках его взять. Село было значимо для боевиков в качестве символа, однако как база Бамут не мог быть толком использован, а в качестве стратегического пункта никуда не вел. Силы, оборонявшие село, никогда не были такими значительными, чтобы его не могла взять адекватно обученная группировка численностью в усиленный батальон.

В битве за Бамут принимала участие тяжелая бронетехника. Иллюстрация Ирины Давидович

Однако главная проблема «осадного корпуса» под Бамутом состояла в том, что ничего, похожего на адекватную группировку для штурма, в районе села очень долго не появлялось. Бамут даже не блокировали – разве что перехватывали основные дороги, ведущие на север. Пройти в село лесами по-прежнему было возможно, да и граница с Ингушетией была вовсе не на замке.

Фактически, «бессмертная крепость» стала скорее «Неуловимым Джо» войны в Чечне. Реальная жизнь показывает, что чудес не бывает: правильный штурм с обходом и захватом ключевых позиций должен был привести к падению «бессмертной крепости» в разумные сроки. Именно это и произошло в мае 1996 года.

Шаманов у ворот

Фактическое значение Бамута было невелико, но с точки зрения пропаганды это было единственное село, которое русские еще не брали. К тому же, Бамут в любом случае отвлекал какие-то силы на свою блокаду.

Командовал генеральным штурмом генерал Владимир Шаманов. В наступлении на сей раз участвовала сборная внутренних войск и армейских частей – 324-го полка, 136-й и 166-й бригад, спецназа ГРУ. Правда, нужно отметить, что за номером никогда не скрывалась бригада или полк целиком. Так, из 324-го полка на финальный штурм отправились 84 человека на 8 БМП.

На сей раз эта атака не напоминала лобовой штурм села. Задачей наступающих было в первую очередь взять высоты у Бамута – Лысую гору и вторую, которую почему-то называли «Анжеликой». Кроме того, разведрота 166-й бригады вышла боевикам в тыл.

Неподалеку от Бамута разведчики обнаружили отряд маневрировавших боевиков – и сориентировались быстрее. Этот успех стал началом обвала обороны села. Атака с нескольких сторон привела к панике – еще одна группа начала отходить из Бамута и вылетела на выдвигающихся мотострелков 136-й бригады. Во встречном бою группы боевиков несли тяжелые потери, причем эвакуировать раненых было для них отдельной проблемой. Минимум одна из машин с ранеными была перехвачена – сопровождавший ее боевик пытался отстреливаться из СВД, поэтому машина была разбита огнем. В лесу некоторые группы попали в засады, кроме того, на сей раз русские неплохо наладили связь с артиллерией и авиацией – боевики понесли ощутимые потери на отходе.

Впрочем, в горных лесах им довольно быстро удалось оторваться. В самом Бамуте боя как такового не было.

В итоге 22 мая 1996 года Бамут пал.

Один из мотострелков описывал события вскоре после боя:

Днем все заметили, что внизу творится что-то странное. Под прикрытием дымовой завесы какие-то кричащие солдаты куда-то бежали, стреляя в разные стороны. Вслед за ними катились танки и БМП: дома превращались в развалины за несколько секунд. Мы решили, что чеченцы перешли в контратаку, и нам предстоит новый бой, теперь уже за деревню, но все оказалось гораздо проще. Это наше телевидение снимало "документальный" репортаж о "взятии Бамута".

Кстати, с «послештурмом» связан еще один полукомичный эпизод. Во время боев за Бамут на чеченской стороне находился украинский «моджахед», сапер, позднее описавший осаду под псевдонимом Владислав Дождь. Сапер оказался настолько хвастливым, что его мемуары показались дурацкими даже боевикам, однако один из эпизодов его воспоминаний любопытен тем, что описан с обеих сторон. По данным «Дождя», на мине, установленной им через переправу, «подорвался какой-то кацапчук», но сами «кацапчуки», как выяснилось, действительно нашли мину – правда, дело кончилось тем, что ее просто спихнули с мостика в воду. Мемуарам, конечно, стоит верить с разбором.

В общей сложности, осада Бамута и все боевые действия вокруг него стоили российским военным около 90 жизней, судя по поименным спискам. Из них более 30 человек пришлись на первые неудачные бои в апреле 1995 года и 17 – на последние бои в мае 1996, когда село было взято. Остальные погибли в сравнительно мелких столкновениях, от атак самих боевиков, в небоевой обстановке (так, трое одномоментно погибло в автокатастрофе) и т.д. Эти потери можно оценить как высокие, однако нужно учесть, что фактически действительно катастрофический штурм был один, после чего началась рутинная позиционная война, когда никто особо и не пытался прорваться в Бамут – и эти потери были размазаны на срок более года. Потери боевиков традиционно трудно определить.

Генерал Владимир Шаманов. Иллюстрация Ирины Давидович.

Проблема описаний борьбы за Бамут обычно связана с тем, что при словах «16 месяцев обороны» воображение немедленно рисует картины полутора лет непрерывных атак или хотя бы плотных обстрелов, а тезис об очень многочисленной группировке российских войск у села принимается на веру вообще без малейшей критики. Между тем, вполне очевидно, что потеря десяти или двадцати человек вряд ли остановит двухтысячное войско, которое приписывают атакующим под Бамутом. Но российской группировке в Чечне хронически недоставало людей. Опять же, это звучит несколько контринтуитивно: по формальным признакам, российские силы в Чечне обычно были куда многочисленнее боевиков. Однако контрпартизанская война всегда требует использовать очень много солдат и офицеров для контроля территории. Преимущество партизан не в том, что они могут длительное время удерживать территорию и население, а в том, что они могут постоянно держать в напряжении силы, ведущие контрпартизанскую операцию. С учетом этого факта российские силы в первую войну в Чечне были хронически «недокормленными». Из-за чего выделить адекватную группировку для штурма не удавалось очень долго: каждый раз ОГВ оказывалась по уши нагружена более актуальными задачами. Если вспомнить о том, что значительную часть времени осады составляли перемирия, не приходится удивляться чрезвычайной устойчивости «крепости».

Что, собственно, и подтвердилось во вторую войну. Никакой многомесячной обороны не получилось: Бамут сначала сурово обстреливали, а затем заняли в ноябре 1999 года. После этого территория долго была закрыта – лишь в 2002 году в село вернулись первые жители. Кстати, командовавший обороной Бамута Руслан Хайхороев этого уже не видел: он был тяжело ранен снайпером и умер еще в начале осени 1999 года. Хизир Хачукаев сдался во время второй войны и был амнистирован.

Автор: Евгений Норин
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram