Закладки

Лейтенант Бурачек – первый командир Владивостокского порта

Георгий Трусенев

В канун 161 годовщины со дня основания Владивостока «Контингент» вспоминает первого командира создававшегося порта Евгения Степановича Бурачека, чье имя увековечено в топонимике города

Евгений Бурачек родился 7 января 1836 года в Санкт-Петербурге, в семье кораблестроителя и преподавателя Офицерских классов при Морском корпусе Степана Осиповича Бурачка. В августе 1842 года поступил в Морской кадетский корпус.

Девять лет спустя, в августе 1851 года Евгений был произведен в корабельные гардемарины и поступил на службу. Служить ему довелось на кораблях Балтийской эскадры. В августе 1853 года произведен в мичманы. С апреля по ноябрь 1855 года, во время Крымской войны служил на береговой батарее защищавшей Кронштадт. В 1856 году Евгений Бурачек произведен в лейтенанты и награжден медалью.

В 1859 года на клипере «Разбойник» (в честь него названа одна из бухт залива Стрелок на юге Приморского края) Бурачек ушел в кругосветное плавание. Однако во время плавания у него развилась болезнь, не позволявшая продолжать корабельную службу. Изнуренный недугом, он был на грани жизни и смерти, когда летом 1861 года корабль пришел во Владивосток. И здесь, как сказали бы сегодня, паззл сложился более, чем удачно.

Стоит напомнить, что годом ранее для защиты южных пределов Приморской области было основано два поста: 20 июня (по старому стилю)1860 года Владивостокский пост, а пару дней спустя Новгородский пост в заливе Посьета. При этом изначально основное внимание уделялось строительству Новгородского поста. Однако к лету 1861 командование Сибирской флотилии пришло к выводу, что развивать в первую очередь следует Владивостокский пост с перспективой превращения его в будущем в базу российского флота на юге Приморья.

В июле месяце 1861 года перед военным губернатором Приморской области Петром Казакевичем стояла непростая задача. Основанный год назад Владивостокский пост уже месяц был без начальника, так как с подачи прибывшего с ревизией майора Хитрово прапорщик Комаров, высадившийся годом раньше со своими солдатами на берег Золотого Рога, был снят с должности.

Познакомившись с лейтенантом Бурачком, Петр Казакевич решил, что лучшей кандидатуры на должность начальника поста ему не найти: к своим 25 годам Бурачек был опытным морским офицером, обладал разносторонними знаниями; к тому же кроме английского, французского и немецкого владел еще и китайским языком, что для Владивостока было весьма существенным. Как писал много позже об этой ситуации в своих мемуарах сам Бурачек «Я никогда не перечил начальству»…

А следом идет такая запись: «...Я остался больной во Владивостоке с ничтожными средствами и огромным желанием делать все посильное для основания столь важного поста, будущего военного и купеческого порта».

Бурачек принял командование. Работы было много: необходимо было довести до конца строительство церкви, завершить начатое экипажем корвета «Гридень» сооружение пристань, существенно углубив ее для выгрузки орудий, отправленных из Кронштадта, построить магазин (склад) для провианта, построить казарму на 250 человек.

К середине сентября 1861 года в посту собралось 30 человек команды. Большая часть из них была переведена в отдаленный пост в качестве наказания за те или иные проступки; Бурачку досталось неважное наследство. Бороться с расшатанной дисциплиной вначале было очень тяжело, тем более, что Бурачек считал неуместным прибегать к телесным наказаниям людей. «Мало-помалу, однако, попечительность, удачное пользование в болезнях, участливый уход за больными и частые увещевания пробудили в них добрые чувства долга и доверия. Провинности являлись всё реже и реже...», - вспоминал он позже.

Начальник пост старательно следил за бытом солдат: обеспечивал выходные и банные дни, следил за санитарным состоянием и одеждой подчиненных. Трудная было бы и с продуктами, если б не помощь местного населения. Еще из записок Бурачка: «По обычаям китайским, начальник должен быть человеком ученым. Моё незнание местного наречия и порядков могло уронить меня в их глазах навсегда. Мне нужно было доказать им что я очень ученый человек, выше их начальников. А без знания китайского языка это было делом невозможным». Вскоре ему удалось установить контакт со старейшиной китайцев, живших в окрестностях, и договориться с ним договор о поставке продуктов.

Он энергично принялся за работу, что о болезни его никто и не догадывался. А работы было много. Была организована заготовка и доставка стройматериалов – глины и леса – из районов устья Суйфуна и бухты Новик на Русском острове. Было доведено до ума сооружение пристани, завершена церковь, построены склад для провианта, оружейный склад, пороховой погреб и казарму для солдат.

Высокий авторитет, который за короткий срок Бурачек сумел завоевать и у подчиненных, и у местного населения, отметил, прибывший с проверкой спустя год, в июне 1862 Петр Казакевич.

Бурачек прозорливо стремился к формированию во Владивостоке гражданского населения, для чего активно помогал солдатам и матросам, пожелавшим остаться здесь на жительство: для строительства домов отводил им участки на пустовавших тогда склонах сопок от нынешнего здания ГУМа до фуникулера. Активно помогал первому русскому купцу Якову Семенову, рискнувшему начать здесь предпринимательскую деятельность.

В это время в русском военном флоте шла замена парусных кораблей на паровые. В том числе и Сибирская флотилия уже располагала несколькими пароходами. Уголь для них брали на Сахалине, в Японии и Китае. Понимая, что Владивостокский порт приобретет еще большее значение, если сможет снабжать топливом корабли Сибирской флотилии, Бурачек энергично занялся поисками угля. Вместе с солдатами и прибывшими к нему на помощь горным инженером Бельцовым и командиром Новгородского поста Черкавским он обследовал почти весь полуостров Муравьев - Амурский. Результатом этих поисков было открытие угольных месторождений вблизи нынешних железнодорожных станций Спутник и Весенняя; следом была организована доставка угля во Владивосток.

В результате буквально горстка солдат З-й роты 4-го Восточно-Сибирского линейного батальона под руководством морского офицера практически за год сумела создать условия для приема в Злотом Роге океанских судов. И к лету 1862 года Владивостокский пост во всех официальных документах начинают именовать военным портом, а лейтенант Бурачек становится его первым командиром.

Время пребывания Бурачка во Владивостоке было самым трудным, но и самым плодотворным этапом его жизни. «Ничем и из ничего созидать» - так он охарактеризовал свою работу во Владивостоке.

17 апреля 1863 года Евгений Бурачек был награжден орденом «Святого Станислава» З-й степени. Тогда одна из красивейших сопок города, возвышающаяся над нынешним полуостровом Голдобина геодезистом Клыковым была названа его именем.

Однако и болезнь продолжала прогрессировать из-за чего Бурачек был вынужден уехать домой, в более привычный климат. 5 мая 1863 года он сдал пост, еще через полтора месяца, 20 июня отбыл в Петербург

В Петербурге Бурачек служил на различных должностях. Деятельность его была весьма плодотворной, о чем свидетельствуют награды - ордена «Святой Анны» З-й степени и «Святого Станислава» 2-й степени.

25 января 1888 года Евгений Степанович Бурачек был произведен в контр-адмиралы. В 1911 году, в возрасте 75 лет, Евгений Степанович скончался и был похоронен на Смоленском кладбище Петербурга.

Новый интерес к личности легендарного первого командира Владивостокского порта возник в конце 80-х годов прошлого века. В 1987 году улица Двугорбовая в Первомайском районе Владивостока была переименована в улицу Лейтенанта Бурачка. А спустя еще год состоялось торжественное перезахоронение праха одного из основателей города на Морском кладбище Владивостока. На могиле его, расположенной недалеко от памятника нижним чинам крейсера «Варяг» выбиты слова, сказанные им самим «Ничем из ничего созидать».

Автор: Георгий Трусенев
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram