Закладки

ДШБ ТОФ: от войны до войны. Часть 1.

Алексей Суконкин

МО РФ

Прежде чем начать рассказ об истории десантно-штурмового батальона морской пехоты Тихоокеанского флота, вначале следует обратиться к истории создания десантно-штурмовых подразделений в Вооружённых Силах СССР.

История этих подразделений неразрывно связана с появлением транспортных и транспортно-десантных вертолётов, которые технически могли обеспечить перевозку по воздуху воинских подразделений с их личным оружием и коллективным вооружением. Такой вертолётный десант, совершив «вертикальный охват», мог оказаться в тылу противника на необороняемом участке, откуда мог бы успешно развивать наступление или решать другие задачи. Применение вертолётов способствовало успешному решению некоторых серьёзных проблем: если при парашютном десантировании после приземления подразделения десанта оказывались сильно рассредоточенными и следовательно некоторое время не обладали полной боеспособностью, то подразделения, высаженные вертолётами, готовы были вступить в бой немедленно. Ко всему прочему, при таком способе десантирования отпадала необходимость обучать личный состав прыжкам с парашютом.

Ещё во время войны в Корее в 1950-1953 годах США активно использовали лёгкие вертолёты для ведения разведки, связи, эвакуации раненых, но для переброски войск они не годились – требовалась более вместительная машина. Такой вертолёт был создан русским эмигрантом Игорем Сикорским. Первый 12-местный вертолёт S-55 появился в Корее ещё в 1950 году, где вертолёты этого типа вначале использовались в поисково-спасательных операциях, но в 1951 году они стали привлекаться для перевозки войск. Наиболее показательным случаем использования вертолётов для десантирования подразделений можно назвать высадку морского десанта в Инчхоне, когда часть десанта морской пехоты была доставлена на берег вертолётами, взлетавшими с авианосцев.

Транспортные вертолёты Ми-4. Фото: МО РФ.

Это не могло остаться незамеченным в СССР, где с 1952 года начался выпуск 16-местных вертолётов Ми-4, которые уже со следующего года начали поступать в войска. В 1954 году во время авиационного парада в Тушино публике была продемонстрирована высадка тактического десанта: 36 вертолётов Ми-4 высадили на поле стрелковое подразделение с автомобилями и лёгкой артиллерией. Однако, в то время речи о создании специальных подразделений для совместной работы с вертолётами не шло – считалось, что вертолёты будут при необходимости перевозить «обычную» пехоту. А пехоту, в свою очередь, обучали работе с вертолётчиками только перед десантированием.

Но время шло, нарабатывалась практика, обобщался полученный опыт и делались соответствующие выводы. Первыми о создании специализированных штурмовых подразделений заговорили американские военные, которые в 1962 году сформировали так называемую 11-ю экспериментальную воздушно-десантную дивизию, вооружив её значительным числом вертолётов – 287 лёгких транспортных вертолётов UH-1 «Ирокез», 48 тяжёлых транспортных вертолётов CH-47 «Чинук», 93 лёгких разведывательных вертолёта OH-13. Численность дивизии превышала 15 тысяч человек, которые могли быть переброшены по воздуху несколькими рейсами имеющихся вертолётов. Вскоре дивизия получила наименование 1-я аэромобильная, и в 1965 году убыла воевать во Вьетнам, где ей пришлось на практике применять тактику «мобильной войны» с широким применением вертолётов. В 1969 году в аэромобильную дивизию была переформирована и 101-я воздушно-десантная.

Нечто подобное происходило и в армии ФРГ, где в 1967 году во время учений «Прыжок пантеры» из-за возникших неблагоприятных метеорологических условий было принято решение о десантировании 26-й парашютно-десантной бригады не парашютным способом, как было задумано изначально, а путём её вывоза на участок высадки транспортными вертолётами. В дальнейшем вертолётами попробовали перевозить артиллерию десанта, а ещё чуть позже, в рамках проводимых учений, была произведена высадка вертолётного десанта на участок, по которому был условно нанесён ядерный удар – для скорейшего использования результатов такого удара.

В СССР в ходе крупномасштабных учений «Днепр-67» в целях практического изучения вертолётного десантирования на базе 51-го гвардейского парашютно-десантного полка 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии было сформировано временное соединение – 1-я экспериментальная воздушно-штурмовая бригада, которая при помощи вертолётов Ми-4 и Ми-6 высаживалась на плацдарм при форсировании войсками реки Днепр. Вместе с войсками высаживалась и лёгкая техника – автомобили ГАЗ-69, миномёты БМ-82 и ПМ-120, безоткатные орудия Б-10 и Б-11, а также артиллерийские орудия СД-44. По результатам оценки данных учений, в СССР было принято решение о формировании воздушно-штурмовых соединений, которые, по мнению Генерального Штаба, должны были отличаться от воздушно-десантных соединений способом десантирования. Если для ВДВ основным способом принимался парашютный, то воздушно-штурмовые подразделения должны были высаживаться с транспортных вертолётов посадочным способом.

Тяжёлый транспортный вертолёт Ми-6. Фото: МО РФ.

Однако, первые специализированные бригады, сформированные в СССР, предназначались скорее для нужд обороны, чем для наступления, и фактически являли собой высокомобильный резерв для оперативного прикрытия слабозащищённых участков государственной границы – таковы уж были настоящие реалии, которым пришлось соответствовать: в 1968 году в Забайкальском и Дальневосточном военных округах были сформированы две воздушно-штурмовые бригады, которые дислоцировались на самом протяжённом участке советско-китайской границы и основным предназначением которых становилась «мобильная» защита государственных рубежей. В условиях, где местами полностью отсутствовали дороги (с нашей стороны границы), воздушно-штурмовые подразделения, посаженые на вертолёты, были, пожалуй, единственным боевым средством, с помощью которого можно было противодействовать потенциальной (а в дальнейшем - как показали события на острове Даманский – и реальной) угрозе китайского вторжения.

Транспортный вертолёт Ми-8. Фото: МО РФ.

В Могоче и Амазаре были дислоцированы подразделения 11-й отдельной воздушно-штурмовой бригады, а в Магдагачи и Завитинске появились части 13-й воздушно-штурмовой бригады. Этим бригадам были приданы по два вертолётных полка – 307-й и 329-й в 11-й овшбр и 398-й и 825-й в 13-й овшбр. Итого в распоряжении командира каждой из бригад было 120 вертолётов: 80 транспортных Ми-8, 20 тяжелых транспортных Ми-6 и 20 вертолётов огневой поддержки Ми-24.

Боевой вертолёт Ми-24А. Фото: МО РФ.

Также в каждой бригаде было по три воздушно-штурмовых батальона (617-й, 618-й и 619-й в 11-й бригаде и 620-й, 621-й и 622-й в 13-й бригаде) со штатной численностью в 349 человек, по одному артиллерийскому и зенитно-артиллерийскому дивизиону.

В 1971 году было принято решение переименовать воздушно-штурмовые части в десантно-штурмовые, что, по мнению Генерального Штаба, лучше отражало их боевое предназначение.

В 1972 году в Закавказском военном округе была сформирована ещё одна бригада по типу ранее созданных – 21-я отдельная десантно-штурмовая, в составе которой было развёрнуто три десантно-штурмовых батальона – 802-й, 803-й и 804-й. Бригада также получила два вертолётных полка – 292-й и 325-й со структурой, схожей с полками 11-й и 13-й бригад.

Эти три бригады сохраняли первоначальную структуру вплоть до конца семидесятых годов, когда было принято решение изъять из состава бригад вертолётные полки, передав их в состав Авиации Сухопутных войск. В новом формате, уже без вертолётных полков, в 1979 году в Советской Армии формируется сразу девять десантно-штурмовых бригад: 35-я, 36-я, 37-я, 38-я, 39-я, 40-я, 56-я, 57-я и 58-я. Эти бригады были переданы в подчинение военных округов, расположенных на западном и южном стратегических направлениях. Таким образом, военные округа получили в своё распоряжение мощное средство для проведения десантно-штурмовых операций, необходимость в которых могла возникнуть при проведении наступательных действий.  Теперь командующий военным округом (или фронтом – в военное время) мог планировать наступление подчинённых и приданных ему частей и соединений с учётом возможностей, открывающихся в результате высадки десантно-штурмовой бригады в полосе наступления фронта.

Боевое Знамя 35-й одшбр. Фото: Wikipedia.

Однако, десантно-штурмовые части получили не только округа. В том же 1979 году в Советской Армии формируются отдельные десантно-штурмовые батальоны, которые становятся частью «армейского комплекта», а также комплекта сил армейского корпуса. Отныне у каждого командующего общевойсковой и танковой армией или командира армейского корпуса имелся батальон, который можно было высадить с помощью вертолётов на любом интересующем участке.

В 1984 году в Советской Армии было сформировано два армейских корпуса новой организации, в составе которых предусматривалось иметь по одному десантно-штурмовому полку. В белорусском военном округе был сформирован 5-й гвардейский армейский корпус с 1318-м десантно-штурмовым полком в своём составе, а в Группе Советских войск в Монголии был сформирован 48-й гвардейский армейский корпус, в состав которого вошёл 1319-й отдельный десантно-штурмовой полк. Эти оперативные соединения предназначались для ввода в прорыв, образованный в результате наступления танковых и мотострелковых соединений на оборону противника. Таким образом, Генеральный Штаб искал новые формы ведения боевых действий, способных парализовать оборону противника и способствовать полному разгрому врага в стратегической наступательной операции.

В дальнейшем, в 1986 году с появлением в структуре Советской Армии командований стратегических направлений, было сформировано ещё четыре воздушно-десантные бригады, часть которых содержалась по сокращённому штату и должна была разворачиваться в полнокровные соединения только в угрожаемый период. Таким образом, свои бригады получили Главные командования войск Юго-Западного направления (23-я одшбр с местом дислокации в городе Кременчуг), Западного направления (83-я одшбр в городе Бялогард в Польше), Южного направления (128-я одшбр в Ставрополе) и Дальневосточного направления (130-я одшбр в Абакане).

Таким образом, в составе Сухопутных войск Советской Армии к середине восьмидесятых годов имелось 16 десантно-штурмовых бригад военных округов и Главных командований, два отдельных десантно-штурмовых полка, а также 23 отдельных десантно-штурмовых батальона армий и армейских корпусов. Всего Советская Армия располагала 77 десантно-штурмовыми батальономи и соответствующим количеством вертолётных полков и отдельных эскадрилий.

Глядя на успехи, которые демонстрировали десантники-штурмовики Сухопутных войск, и на открывающиеся при их применении оперативные возможности, в начале 1980-х годов о формировании своих десантно-штурмовых частей задумались и в Морской пехоте.

***

Продолжение следует...

Автор: Алексей Суконкин
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram