Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Бой на высоте 947,0: чёрная страница спецназа ГРУ

Фото Natalia Medvedeva

Вторая чеченская кампания, начавшаяся с событий 1999 года в Дагестане, к концу года перешла на территорию Чечни, откуда совершали свои вылазки боевики Басаева и Хаттаба, и где их уничтожением занялась Российская Армия. К тому времени в армии служило много людей, ранее познавших позорное завершение Первой войны, когда высшее политическое руководство страны пошло на поводу боевиков и приняло решение о выводе войск из Чеченской Республики. Эти люди, в большинстве своём, вернулись на территорию республики завершить ранее начатое дело.

По признанию участников обеих кампаний, во Второй войне порядка и организованности было заметно больше, командиры и подчинённые им войска после фразы Верховного «будем мочить в сортире», сказанной в отношении боевиков и террористов, почувствовав поддержку со стороны высшего политического руководства, действовали более решительно, без оглядки на возможные «перемирия», как это часто практиковалось в Первой войне.

К концу зимы 1999-2000 года войска в основном завершили разгром боевых формирований Масхадова на равнинной части Чечни, освободили город Грозный и приступили к уничтожению боевиков в горной, южной части Чечни.

Наступление войск велось сразу по нескольким направлениям, последовательное продвижение которых поддерживалось как ударами авиации, так и действиями разведывательных подразделения специального назначения, которые не только вели войсковую разведку перед наступающими войсками, но и занимались уничтожением мелких групп боевиков.

В Урус-Мартановском районе Чечни наступление в южном направлении осуществлял 752-й мотострелковый полк, прибывший в Чеченскую Республику из состава 3-й мотострелковой дивизии, дислоцированной в Нижнем Новгороде. К этому времени полк уже получил определённый боевой опыт, принял участие в боях за населённый пункт Алхан-Юрт, за город Грозный и объективно был способен выполнить практически любую боевую задачу.

В обеспечение движения подразделений мотострелкового полка решением командования Западной группировки были выделены разведывательные группы специального назначения из состава сводного 700-го отдельного отряда спецназа, прибывшего в Чечню из состава 2-й отдельной бригады спецназа, дислоцированной в Псковской области. Всего для выполнения задачи по разведке маршрута было выделено четыре разведывательные группы - № 231 (16 разведчиков), № 232 (17 разведчиков), № 233 (18 разведчиков) и № 234 (13 разведчиков). В состав разведывательных групп спецназа были приданы военнослужащие 752-го мотострелкового полка – специалисты по разминированию и артиллерийские корректировщики, всего восемь человек.

Вывод разведгрупп был произведён в ночь с 15 на 16 февраля 2000 года из населённого пункта Танги-Чу в южном направлении, и в дальнейшем в пешем порядке они двигались по склонам гор в направлении Харсеноя, до которого по прямой было не более 18-20 километров. Однако, в горах такое расстояние спецназовцам пришлось преодолевать несколько суток.

Всё это время разведчики старались сохранять скрытность, во время привалов и отдыха не разводили костров, спали буквально в снегу. С собой в каждой группе было всего по несколько спальных мешков, так как большинство разведчиков посчитали невозможным таскать с собой по горам лишние предметы быта – когда каждый килограмм веса сильно сказывался на скорости движения. В итоге за пять суток, которые провели разведчики на выходе, многие из них получили обморожения, заболели простудными заболеваниями, были сильно истощены физически и страдали от отсутствия сна. Можно сказать более конкретно: разведывательные группы полностью утратили боеспособность – об этом в частности говорит тот факт, что когда группе № 231 была поставлена задача занять высоту 947,0, то на её выполнение из 16 человек смогли выйти только шесть, остальные вместе с группой № 233 остались на высоте 892, находящейся в километре от высоты 947,0.

К тому времени, когда часть группы № 231 выдвинулась на высоту 947,0, на этой горе уже побывали группы № 232 и № 234, которые к вечеру 20 февраля ушли с неё на высоты 1029,0 и 1106,0, следуя ранее намеченному плану.

В этот день на склонах гор разведчики встретили своих коллег из спецназа ФСИН – отряд «Тайфун» находился в этих горах уже несколько недель, и заняв хорошо укреплённую позицию (в восьмистах метрах от высоты 947,0), занимался поиском мелких групп боевиков, выходя за пределы своей базы на небольшое удаление. По свидетельству офицера отряда «Тайфун» Николая Евтуха, встреченные им разведчики спецназа ГРУ выглядели очень плохо – от истощения они буквально уже не могли нормально идти – если кто-то из них оступался и падал, чтобы его поднять на ноги, приходилось потратить много сил. Майор Евтух рассказывал, что у разведчиков уже не было еды, а на радиостанциях (кроме одной) сели аккумуляторы. Таким образом, можно уверенно говорить, что дальнейший трагический исход был во многом обусловлен отношением командования к своим разведчикам, которым изначально была поставлена задача, которая не могла быть выполнена при том раскладе сил, который был в реальности – людей нельзя было посылать в заснеженные горы на столь длительный срок, в течение которого они не могли ни отдохнуть, ни укрыться от холода.

К вечеру 20 февраля группа из шести человек дошла до высоты 947,0 и обнаружила на одном из склонов признаки опорного пункта боевиков, о чём и было доложено командиру роты, который осуществлял управление действиями групп, находясь в колонне 752-го мотострелкового полка, выдвигающегося по горной дороге к Харсеною. Желая усилить остатки группы № 231, командир разведывательной роты отдаёт приказ группам № 232 и № 234 вернуться на высоту 947,0.

К 11:00 утра 21 февраля на высоте 947,0 находилось 35 человек, из которых 27 были военнослужащими спецназа ГРУ, а восемь человек – из мотострелкового полка. Люди уже слышали рокот моторов приближающихся мотострелковых рот 752-го полка, в относительной близости располагались отряд «Тайфун» и группа № 233 с частью группы № 231 (больные и обмороженные). В общем, измотанные спецназовцы чувствовали себя в безопасности, ничем другим нельзя объяснить их беспечность, которая выразилась в отсутствии полноценного боевого охранения и дозоров. «Фишка» была выставлена только в сторону Харсеноя, что и не позволило разведчикам своевременно обнаружить небольшой отряд боевиков, который вышел на место днёвки.

В 13:10 разведчики уже развели несколько костров, грелись у огня, составив оружие в пирамиды. Внезапно по ним был открыт огонь из гранатомётов и автоматического оружие. Сразу было убито и ранено много разведчиков, кто-то был контужен, и люди не смогли оказать организованное сопротивление. Из имеющихся в трёх группах восьми пулемётов, по свидетельству оставшихся в живых, отстреливались только два, остальные пулемётчики или не смогли добраться до своего оружия (которое стояло в пирамидах), или погибли в первые минуты боя.

Радист старший сержант Антон Филиппов, получивший в ходе боя несколько ранений, рассказывал, что как такового сопротивления оказано не было, а после того, как боевики расправились с разведчиками, они добили раненых, и собрав оружие, скрылись.

Весь бой длился не более 15-20 минут, и был слышан как в расположении «Тайфуна», так и приближающимися мотострелками. Тем не менее, только к 14:30 к месту боя смогли подойти первые подразделения 752-го полка. Их глазам предстала страшная картина – на склоне горы лежали тела 33 военнослужащих, ещё двое были тяжело ранены, их удалось спасти.

По оценке офицеров спецназа, со стороны боевиков в бою участвовало не более десяти человек. На их стороне были внезапность и массированный огонь, которым они в первые минуты боя смогли подавить сопротивление. В дальнейшем ситуация была подвергнута тщательному расследованию, однако, сложно предположить, что были сделаны какие-то выводы…

По официальной версии, которая была озвучена в центральных СМИ, группы спецназа сражались с численно превосходящим врагом… но правда оказалось совсем другой.

Указом Президента России от 24 июня 2000 года капитану Александру Калинину, капитану Михаилу Боченкову и старшему лейтенанту Сергею Самойлову было присвоено звание Героев Российской Федерации посмертно. Остальные военнослужащие были награждены орденами Мужества посмертно. В 2018 году в Петрозаводске был установлен памятник Александру Калинину. Сергей Самойлов навечно зачислен в список личного состава 1-й роты 2-й отдельной бригады специального назначения, также его именем назвал Псковский социально-экономический лицей.

Буквально через несколько дней в горах Чечни произойдёт ещё одна страшная трагедия, в результате которой погибнет 84 десантника 6-й роты 104-го гвардейского парашютно-десантного полка из того же Пскова…

Автор: Алексей Суконкин
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram