Закладки

Бои за Даманский глазами участников событий

Алексей Суконкин

Николай Петров

Кровавым событиям на острове Даманском, находящемся на пограничной реке Уссури, предшествовал длительный период провокаций со стороны Китая, когда на лёд реки выходили десятки и сотни человек с явным намерением перейти линию государственной границы СССР. Советские пограничники врукопашную отстаивали рубежи Родины – дошло до того, что они стали вытеснять китайцев длинными шестами, тем самым получая преимущества в рукопашных схватках. Ничего хорошего развитие этих событий не предвещало – все понимали, что рано или поздно дело дойдёт до применения оружия, и советское командование что было сил оттягивало этот момент. Но как бы мы этого не хотели, кровавая развязка наступила 2 марта 1969 года.

Рассказывает участник боя, бывший пограничник 2-й заставы «Нижне-Михайловка» 57-го «Иманского» пограничного отряда Абзалдин Кошафович Бикузин:

Абзалдин Бикузин. Фото автора. 

– Утром 2 марта 1969 года наблюдатель доложил, что на льду Уссури в районе острова Даманский появилась группа китайских военнослужащих в количестве до тридцати человек. Застава была поднята "в ружье", и дежурные силы начали выдвигаться к острову.

Абзалдин Бикузин согласно боевого расчёта находился в составе третьей группы пограничников, убывших на нарушение границы через 15 минут после выдвижения туда групп командира заставы старшего лейтенанта Ивана Стрельникова и сержанта Владимира Рабовича. Первые две группы выехали из заставы на автомобилях ГАЗ-69 и ГАЗ-66, а так же на БТР-60ПБ. Спустя несколько минут они уже были в районе нарушения границы и Стрельников, оставив Рабовича прикрывать свои действия, пешком направился к группе китайцев, чтобы выразить им протест.

- Стрельников, как обычно, хотел заявить протест нарушителям Государственной границы, но китайцы открыли внезапный огонь, и вся группа в количестве семи человек была уничтожена. Раненых пограничников китайцы добивали штыками и прикладами – впоследствии мы видели, насколько были изуродованы их тела. Группа Рабовича также была расстреляна с близкого расстояния, и из 11 человек в живых остался только Генка Серебров. Павла Акулова провокаторы взяли в плен и впоследствии казнили. Гибель боевых товарищей я видел своими глазами.

Третий слева - А.К. Бикузин. Фото: МО СССР.

К этому времени группа младшего сержанта Юрия Бабанского находилась на расстоянии прямой видимости и занимала позиции на берегу Уссури. Гибель боевых товарищей произвела сильное потрясение на пограничников, которые, разумеется, не ожидали такого разворота событий.

- Страха не было – наоборот, каждого из нас охватила лютая злоба за своих погибших товарищей. Сержант Юра Бабанский быстро сориентировался в обстановке, начал отдавать команды, организовать бой. Его решимость передалась остальным пограничникам – было ясно, что стоять будем насмерть. Никто даже не помышлял о том, чтобы оставить свои позиции. У нас было по два, а у кого – и по одному магазину патронов, ведь мы не рассчитывали, что придется воевать по-настоящему, так как до этого все стычки завершались только рукопашными схватками. Поэтому в ходе боя пришлось экономить патроны и стрелять короткими очередями и одиночными выстрелами. Я прекрасно видел и тела наших павших товарищей, и китайцев, которые метались по острову… я брал врага на прицел и стрелял.

Китайские провокаторы. Фото Николая Петрова. 

В группе младшего сержанта Юрия Бабанского было 12 пограничников, которые не дрогнув, противостояли сотне китайских солдат, открывших по советским воинам ураганный огонь. Долго противостоять врагу пограничники не могли – у каждого было не более чем по полсотни патронов.

- В ходе боя в нашей группе погибло семь человек, но и наш огонь имел для китайцев плохие последствия. Спустя примерно полчаса после гибели Стрельникова, когда у нас уже практически закончились патроны, а враг начал обстреливать нас из миномётов, к острову подошел бронетранспортер с пограничниками 1-й заставы «Кулебякины сопки», которыми руководил старший лейтенант Виталий Бубенин. Вот тут ситуация стала меняться – на своем БТР-60 Бубенин проехал вдоль восточной оконечности острова, расстреливая всех, кого он видел. Бронемашина была подбита, все колеса прострелены, но и Бубенину удалось, как выяснилось позже, уничтожить роту китайских военнослужащих. Всего в тот день с нашей стороны погиб 31 пограничник, но мы не допустили прорыва китайцев через границу.

Впоследствии командование отряда, стараясь сохранить оставшихся в живых свидетелей этого боя, предложило пограничникам продолжить службы вдали от «горячей точки», но никто их них не согласился – все как один горели желанием отомстить за павших товарищей. Однако, в бой их больше не пускали.

- Мы продолжали нести службу, но уже без выхода на границу. Те, кто выходил в наряд, имели при себе солидный боезапас – шесть магазинов к автомату и несколько гранат. По результатам боя 2 марта были сделаны правильные выводы, и теперь пограничники могли принять нормальный бой, не опасаясь, что окажутся практически безоружными, как это случилось с нами…

Следующий бой состоялся уже 15 марта. Помимо пограничников, в нём участвовали военнослужащие Дальневосточного военного округа, и не только мотострелки и танкисты, но и артиллеристы, и даже реактивная артиллерия. Именно здесь произошло первое боевое применение реактивной системы залпового огня «Град», которая только недавно была принята на вооружение Советской Армии. Рассказывает бывший старший вычислитель 13-го отдельного реактивного дивизиона Вячеслав Михайлович Качанов:

Вячеслав Качанов. Фото автора.

– В первых числах марта наш 13-й отдельный реактивный дивизион 45-го армейского корпуса по тревоге в полном составе был перебазирован с места постоянной дислокации поближе к китайской границе. Дивизион был вооружен секретными в то время боевыми машинами реактивной артиллерии БМ-21 «Град».

Бытует множество мнений относительно эффективности воздействия «Градов» на китайские войска, которые вели сражение за остров Даманский. От самых фантастически положительных, до надменно негативных. Однако, лучше всего было бы выслушать именно того человека, который наводил работу реактивного дивизиона, готовя данные для стрельбы.

РСЗО БМ-21 "Град" на позиции. Фото: МО СССР.

- Все боевые машины «Град» были заряжены осколочно-фугасными снарядами, а в зоне видимости острова Даманский сели наши наблюдатели-корректировщики, которые при необходимости могли давать координаты целей. Больше недели мы просидели у своих машин в полной боевой готовности, пока вечером 15 марта не поступила команда к открытию огня. В дивизионе было 11 боевых машин, каждая из которых была заряжена 40 реактивными снарядами. Как сейчас помню, нужно было нанести ракетно-артиллерийский удар по цели, удаленной от огневой позиции на 17 километров 750 метров. Я быстро произвел все необходимые расчеты. От нас до острова Даманский было около 9 километров, а значит, стрелять нужно было вглубь территории Китая – по кому именно, не знаю до сих пор – нам просто дали координаты. За 20 секунд к цели ушло 440 снарядов. Дивизион дал всего один залп. Мы зарядили машины новыми снарядами, но стрелять больше не потребовалось. Еще раз подчеркиваю, что мы стреляли не по острову Даманский, как это принято думать и как часто пишут в прессе, а скорее всего по резервам противника, которые выдвигались к острову из глубины китайской территории на помощь своим войскам. Позже нам говорили, что ударом «Градов» был накрыт китайский пехотный полк, а также склад боеприпасов и артиллерийская батарея. Тогда мы были твердо уверены: мы стоим на пороге большой войны с Китаем, и поэтому воспринимали себя защитниками своей страны. Боевой дух был на высоте, мы все буквально рвались в бой…

Прошли годы, отношения между двумя государствами претерпели значительные изменения, в угоду политической конъюнктуре российские власти даже отказались широко отмечать 50-летие Даманских событий, но мы всё помним, не смотря ни на что. Герои, отстоявшие рубежи страны, навечно останутся в наших сердцах.

Автор: Алексей Суконкин
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram