Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Аргунский треугольник. Контрнаступление Хаттаба в январе 2000 года

Чеченские боевики на марше. Иллюстрация Ирины Давидович

Вторая война в Чечне началась для боевиков гораздо тяжелее, чем первая. Если в декабре 1994 года войска вошли в Чечню без полноценного плана, полагаясь более на психологический эффект от масс бронетехники, то вторая итерация прошла по иному сценарию. На сей раз уже отряды боевиков пытались противостоять военным в открытом бою, с условной, но все же линией фронта. Против армии с ее танками, артиллерией и ударными вертолетами шансов у них не было.

Однако террористы были вполне в состоянии наносить военным чувствительные удары своим обычным методом – набегами легких сил из засад. При описании второй войны в Чечне обычно делают акцент на тех изменениях, которые претерпели российские вооруженные силы между двумя чеченскими войнами. Над опытом первой кампании действительно провели работу. Однако противник также не стоял на месте. Именно между войнами полевой командир Хаттаб наладил систематическую боевую подготовку диверсантов – как местных кадров, так и иностранных боевиков. В первую войну противник страдал от нехватки подготовленных кадров – вплоть до того, что русские захватывали ПЗРК, которые боевики оставили из-за отсутствия людей, способных их использовать. Во вторую кампанию вступили уже спаянные отряды, массово имеющие боевой опыт и хорошо вооруженные. Не будет преувеличением сказать, что чеченские боевики конца 1999 – начала 2000 годов – это наиболее серьезный противник, с которым пришлось встречаться российской армии в ее новейшей истории. В январе 2000 года террористы смогли, пользуясь этими навыками, нанести военным мощный контрудар восточнее Грозного.

Колона из 3-х БМП, спешит на выручку. Иллюстрация Ирины Давидович

Движущей силой «контрнаступления» был Хаттаб. Этот саудовец был профессиональным боевиком, против России он воевал еще в начале 90-х, и был очень неплохим тактиком. В начале второй войны он не гнал своих «курсантов» на пулеметы, и к январю 2000 года был готов нанести удар. В этот момент для атаки созрели все условия. Русские довольно быстро продвигались по чеченской равнине, но предгорья все еще контролировались слабо или не контролировались вовсе. Войска были заняты приготовлениями к штурму, и первыми атаками на Грозный. На дорогах вокруг чеченской столицы растянулись колонны снабжения. Ко всему прочему, в войсках по-прежнему недоставало снаряжения, поэтому тыловики были очень скверно оснащены – вплоть до того, что зачастую в колоннах ехали люди с единственным магазином для автомата. Комендатуры в городах обосновались только недавно, приобрести агентуру на месте спецслужбы не успели. Словом, условия для внезапной атаки были идеальными.

Предварительную разведку вели при помощи гражданских лиц. Это был стандартный прием, и военные, побывавшие в Чечне, часто вспоминали «сторожей», охраняющих пустые сараи, «нищих», к которым как по расписанию приезжали щедрые дарители, затевавшие с ними диалоги и «заблудившихся», пытающихся пройти на блокпосты. К 5 января Хаттаб счел, что час пробил, и отряды начали выходить с юга на равнину, к дороге, ведущей к Грозному с востока и идущей через городок Аргун – последний большой населенный пункт перед, собственно, пригородами Грозного.

Подбитая БМП-2 74 гв. омсбр в районе трубного завода. Иллюстрация Ирины Давидович

Первые стычки начались в районе руин трубного завода у Герменчука, села юго-восточнее Грозного и севернее Шали. Туда в ночь на 7 января вышел отряд известных в Чечне работорговцев братьев Ахмадовых. В это же время в Шали сообщили, что на трубном заводе находится отряд боевиков, удерживающих там заложников. Как часто бывает, разведданные оказались неполными, и к трубному отправился сводный отряд ОМОН, СОБР и армейской бронетехники. Там они неожиданно натолкнулись на многочисленный, отлично вооруженный отряд Ахмадовых.

Завязался тяжелый встречный бой, в ходе которого чеченцы сожгли одну из БМП, а трех бойцов захватили живыми (выжил в плену лишь один). Военные вели перестрелку практически весь день, после чего боевики легко оторвались по темноте. Однако кровавый бой 7 числа был лишь прелюдией к действительно крупной битве.

Пока шли бои у Герменчука, боевики под видом гражданских просачивались в Аргун. 9 января в городке и окрестностях сразу во многих местах начался бой. Здесь террористов возглавлял сам Хаттаб, лично находившийся на поле сражения.

На дорогах, ведущих через Аргун, находилось две крупных тыловых колонны и сразу несколько отдельных машин с людьми.

Хаттаб находился в засаде восточнее Аргуна у реки Джалка. В этом месте лесополоса скрывала дорогу от блокпоста, и Хаттаб со своим отрядом практически безнаказанно атаковал колонну внутренних войск, идущую в сторону Аргуна из Гудермеса. Бой начался с подрыва головной машины на фугасе. Несколько машин сумели пройти на скорости, но до полудесятка были подбиты. Экипажи отстреливались, но сопротивление быстро было подавлено. Именно здесь было снято известное видео, на котором Хаттаб расстреливает контуженного и не способного идти пленного. Автор лучшей на данный момент работы, посвященной боям в «Аргунском треугольнике» Евгений Михайлов предполагает, что расстрелян был майор-артиллерист Сергей Колесников. Среди прочего, была подбита полевая кухня – персонал, включая женщину-повара Ирину Рыжову, отстреливался, но шансов у них не было никаких.

Точка-У. Иллюстрация Ирины Давидович

По душу Хаттаба пришел отряд спецназначения МВД, но боевики достаточно спокойно отступили после боя, повредив еще и вертолет, прилетевший за ранеными. В это время южнее от другой засады отстреливалась колонна, вышедшая из Мескер-Юрта на Аргун с юга. Уничтожить колонну боевики не смогли, но серьезно потрепали, пока не пришла помощь.

В самом Аргуне шел жестокий бой у РОВД, комендатуры и вокзала. Как часто бывало еще в первую войну, тяжелые потери понесли те, кто пытался очертя голову мчаться на выручку по кратчайшей дороге – боевики на то и рассчитывали. Именно так погиб комендант Аргуна полковник Кушнарев с группой, которую он вел на помощь блокированным.

Надо заметить, что сами осажденные посты оказались устойчивыми. Террористы пытались применить классический прием, известный еще по войне во Вьетнаме: небольшие группы атаковали, устрашающе вопя и паля во все стороны. Смысл таких атак состоял в вытягивании боеприпасов у осажденных групп милиционеров и военных. Однако в Аргуне было много опытных солдат и офицеров, на которых такие штучки не действовали. К тому же, в город подтягивалась помощь, включая даже импровизированный бронепоезд. В результате, если колонны понесли тяжелые потери, то дальнейшие бои обернулись довольно безрезультатным кровопролитием.

Боевики нанесли военным тяжелый урон, однако их тактический успех оказался в один прекрасный момент самым суровым образом отравлен результатами боя в городке Шали к юго-востоку от Грозного.

Тыловая колона ВВ МВД, за минуту до атаки боевиков. Иллюстрация Ирины Давидович

В Шали военные вступили в декабре 1999 года. Выбив оттуда боевиков, солдаты освободили 13 заложников, которых украли во время фактической независимости «Ичкерии» и до последнего содержали в подвале в ожидании выкупа. Из этих пленников шестеро были детьми, включая тринадцатилетнюю девочку, которой бандиты, чтобы выкуп собирали быстрее, отрезали палец под видеозапись. К январю город удерживался непрочно, внутри оставались многочисленные террористы, перешедшие на нелегальное положение. Так что когда в город вошла группировка «Большого Асламбека», он же Асламбек Арсаев, эти персонажи вышли из подполья и приготовились объединенными силами разгромить русских, которые пресекли такой прибыльный бизнес. В блокированную комендатуру и отдел внутренних дел явились парламентеры; они потребовали сдачи и обещали в противном случае «море крови и огня». Тем временем Арсаев организовал на городской площади митинг с раздачей оружия.

Однако комендант Шали Александр Беспалов оказался человеком с крепкими нервами. Вместо того, чтобы наполнять эфир отчаянными криками о помощи, он запросил поддержку тяжелой артиллерией. Благо, в городе нечаянно имелась группа ФСБ со спутниковой аппаратурой связи (в соцсетях, правда, сообщали также, что связь осуществляли не чекисты, а имеющий соответствующие навыки офицер СОБР). Как бы то ни было, пока Арсаев вещал, как «менты перепугались и скоро будут складывать оружие», на культурно-массовое мероприятие наводили тактическую ракету «Точка-У». Дистанция между митингом и комендатурой была небольшой, и со стороны Беспалова это был рискованный ход. Однако ракетчики убедили, что попадут точно. В результате прилетевшая к 16 часам ракета сразу изменила баланс потерь в «контрнаступлении Хаттаба». Площадь Шали стала представлять собой зрелище неаппетитное, но поучительное, а отряд боевиков был фактически разгромлен: согласно подсчетам тел «по головам», в морг уехало сразу 82 боевика. С учетом раненых, ударная группа Арсаева была полностью выбита, сам он ранен, так что дальнейшие попытки осаждать ОВД и комендатуру были вялыми, и к 11 числу остатки террористов ушли в горы.

В целом «Контрнаступление Хаттаба» оказалось острым выпадом. Потери военных за несколько дней боев доходили до 80 человек погибшими, было сожжено довольно много автомобилей, а штурм Грозного пришлось остановить на несколько дней. Однако в конечном счете боевики мало что выиграли: в Шали они потеряли больше людей, чем русские за все время этих боев, и несколько лишних дней для гарнизона Грозного явно не стоили этих потерь.  Отряды Хаттаба, Ахмадовых и остатки группы Арсаева вышли из активных боев на ближайшие недели. А русские смогли сосредоточиться на штурме Грозного.

Автор: Евгений Норин
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram