Закладки
  • Иконка социальной сети YoutubeYoutube
  • Иконка социальной сети ВконтактеВконтакте
  • Иконка социальной сети FacebookFacebook
  • Иконка социальной сети InstagramInstagram

Русский с китайцем братья навек?

Угол Светланской и Алеутской во Владивостоке, сейчас здесь располагается правительство Приморского края. А прежде, в этом старом здании находилась Китайская ленинская школа.

Две юбилейные даты соседствуют друг с другом в начале июля. 1 июля – день рождения Коммунистической партии Китая (КПК), в этом году ей исполняется сто лет. 2 июля – день основания города Владивостока. Парадоксально, но они связаны между собой. Ведь Владивосток – значимая точка на карте ранней истории КПК.

Именно из Владивостока в марте 1920 года отправился в Китай с нуля поднимать коммунистическое движение 27-летний большевик Григорий Войтинский. Роль его личности в истории КПК оказалась столь велика, что на ней следует остановиться отдельно.

Григорий Наумович Войтинский, урожденный Зархин – сверстник Мао Цзэдуна, как и будущий лидер китайской Компартии родился в 1893 году, но не в провинции Хунань, а в городке Невель (на тот момент Витебской губернии, сейчас Псковской области). До революции в Невеле на 15 синагог приходилось только 4 православные церкви. Молодой Герш Зархин, как и Мао, рано столкнулся с несправедливостью этого мира и начал задумываться о его переустройстве. Однако, в качестве выхода избрал эмиграцию и в возрасте 20 лет вслед за сотнями тысячи евреев Российской империи переселился в США. Здесь он прожил пять лет, увлёкся социалистическими идеями, а после революции вернулся на Родину. Сразу же вступил в партию большевиков, и с началом гражданской войны был направлен на подпольную работу в Сибирь и на Дальний Восток. «Войтинский» — это всего лишь один из его партийных псевдонимов. Так же он был известен как Сергеев, Григорьев, Тарасов и даже «товарищ Стивен». В период, когда Владивосток контролировал наместник Колчака генерал Розанов, был арестован и выслан в бессрочную каторгу на Сахалин. Здесь он, однако, не растерялся, поднял восстание каторжан и вскоре вошёл во вновь образованный революционный комитет города Александровска.

В начале 1920 года Войтинский, как человек с опытом жизни за рубежом и свободным владением несколькими иностранными языками, был направлен на работу в Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала (ИККИ) – организацию, созданную большевиками для распространения мировой революции. При этом территориально он продолжал находиться на Дальнем Востоке, где им была организована т.н. «дальневосточная секция восточного отдела Коминтерна» со штаб-квартирой во Владивостоке.

В тот момент Владивосток после успешного свержения генерала Розанова в январе 1920 года как раз находился под контролем красных – вернее, «Временного правительства Дальнего Востока – Приморской областной земской управы», в которой на ведущих ролях были большевики. Не задерживаясь во Владивостоке, в соответствии с указаниями ИККИ, Войтинский убыл в Китай для организации большевистских кружков и, по возможности, всекитайской партии, подконтрольной Москве. Для ведения подрывной работы эмиссар Коминтерна имел практически неограниченные полномочия и солидную сумму денег и драгоценностей, экспроприированных у аристократии и буржуазии.

Вместе с ним следовала его жена, большевичка Мария Федоровна Кузнецова, а также переводчик-китаец, бывший рабочий, а позже бухгалтер Ян Минчжай (он же Иван Васильевич Шмидт), с 1901 года проживавший на Миллионке во Владивостоке. Параллельно с ними с теми же задачами в Китай было отправлено ещё две группы. Одну возглавлял некто Титов – китаист, выпускник Восточного института. Другую – один из деятелей корейской эмиграции в России Валентин Иванович Пак, проживавший в Корейской слободе (ныне район улиц Хабаровской и Амурской).

Первым делом эмиссары Коминтерна направились в Пекин – на тот момент официальную столицу Китайской Республики, а фактически место расположения т.н. «северного милитаристского правительства», контролировавшего лишь часть страны. Здесь владивостокцы установили контакт с другим выпускником Восточного института – 34-летним Сергеем Александровичем Полевым. В Китае Полевой жил с 1917 года, куда был направлен по гранту Министерства просвещения Временного правительства изучать китайский язык. Стипендия была отменена после октябрьского переворота, после чего молодому человеку, оставшемуся без средств, пришлось искать работу. Сначала он преподавал русский язык в только что открывшемся Нанькайском университете в Тяньцзине, а с января 1921 года - в Пекинском университете. Здесь он и познакомился с Ли Дачжао, 32-летним заведующим библиотекой этого вуза.

Ли Дачжао был заметной фигурой в китайской интеллигенции. Он активно участвовал в событиях Синьхайской революции 1911 года, «Движения 4 мая» 1919 года и был известен своими прогрессивными взглядами. Его ассистентом в библиотеке работал молодой Мао Цзэдун. Полевой смог организовать знакомство Войтинского и Ли Дачжао.

Советский большевик, не теряя времени, развернул перед профессором Ли грандиозный план создания в Китае коммунистической партии. Восприняв идею близко к сердцу, Ли Дачжао, тем не менее, попросил сначала посоветоваться со старшим товарищем – 42-летним Чэнь Дусю, бывшим деканом филологического факультета Пекинского университета и редактором влиятельной журнала «Синь циннянь» («Новая молодёжь»). К тому моменту Чэнь уже был уволен за распространение среди своих студентов провокационной литературы и переехал в Шанхай.

Войтинский понял, что нужно ехать в Шанхай. Ему удалось получить от Ли Дачжао рекомендательное письмо к Чэнь Дусю, после чего в конце апреля 1920 года его группа покинула Пекин. В городе остался только Титов. Пак тоже отправился в Шанхай, но по своей программе. Впрочем, уже скоро стало понятно, что наибольших успехов добилась именно группа Войтинского.

В Шанхае он познакомился не только с Чэнь Дусю, но и установил контакты в среде русских эмигрантов, а также советских коммунистов, находившихся в Шанхае с деловыми целями. В начале 1920-х годов численность русских, оказавшихся в этом космополитичном городе, насчитывала около трёх тысяч человек. Больше среди иностранцев было только англичан – не менее шести тысяч человек. С помощью своих новых знакомых Войтинский (на тот момент он приобрёл ещё один, на этот раз китайский псевдоним: У Тинкан) развил активную деятельность.

Уже в мае 1920 года эмиссар Коминтерна создал так называемое «Революционное бюро», куда помимо Чэнь Дусю и ещё трёх китайцев вошёл и сам Войтинский. В июле был образован первый марксистский кружок, секретарём которого был избран профессор Чэнь. В августе образован Шанхайский социалистический союз молодёжи, по образу которого аналогичные организации возникли в Пекине (её возглавил Ли Дачжао), Учане, Нанкине и некоторых других городах.

На тот момент число китайских коммунистов не превышало двадцати человек, поэтому Войтинский активно работал над расширением рядов. Подспорьем в этой деятельностью являлась возможность организации для молодёжи, интересующейся марксизмом, стажировок в революционной России. В сентябре 1920 года открылась Школа иностранных языков, где Ян Минчжай преподавал русский язык, а переводчик «Манифеста Коммунистической партии» Чэнь Вандао читал лекции по марксизму. Окончившие школу слушатели получали от Войтинского деньги для продолжения учёбы в России: в Москве, где вскоре был образован Коммунистический университет трудящихся Востока, или во Владивостоке, где со временем была создана Китайская ленинская школа. Известно, что о такой поездке мечтал Мао Цзэдун, который даже организовал у себя в Чанше «Общество изучения России».

Всё это время Войтинский вёл активную переписку с Владивостоком, Иркутском и Москвой – оцифрованные архивные материалы доступны на сайте Российского исторического общества. К июню 1921 года, то есть спустя год с небольшим после прибытия Войтинского в Китай, в стране существовало уже шесть коммунистических ячеек: в Шанхае, Пекине, Чанше (её основал Мао Цзэдун), а также Кантоне, Ухане и Цзинане. Ещё одна ячейка была создана среди китайских студентов в Токио. С чувством выполненного долга Войтинский вернулся на Родину, где продолжалась гражданская война – в частности, в мае 1921 года во Владивостоке произошёл «меркуловский переворот», и город превратился в последний оплот белых сил.

На смену ему 3 июня 1921 года прибыл другой эмиссар Коминтерна Хенк Снефлит, 38-летний голландский еврей, известный под различными именами: Маринг, Ма Линь, Мартин Иванович Бергман и др. В отличие от Войтинского, он был направлен напрямую из Москвы, где считался крупным специалистом по «азиатскому вопросу», поскольку ранее пять лет работал в Голландской Ост-Индии (нынешняя Индонезия) и заложил фундамент для будущей коммунистической партии. Для этого же он приехал и в Шанхай – провести учредительный съезд будущей КПК.

Правда, в отличие от тактичного и умеющего найти подход к людям Войтинского, Маринг (под этим псевдонимом он фигурировал в анкетах ИККИ) китайцам не понравился. Один из первых китайских коммунистов Чжан Готао писал: «Он считал себя в Коминтерне высшим авторитетом по Востоку. Он думал, что прибыл сюда как ангел, чтобы освободить народ Азии. Но с нашей точки зрения, ему было присуще чувство превосходства белого человека».

Одновременно с Марингом в Шанхай прибыл ещё один засланец из России – Владимир Абрамович Нейман, 23-летний выходец из еврейской семьи, жившей в сельскохозяйственной общине, типа кибуца, на территории Бурятии, в селе Читкан близ Баргузина. В годы Гражданской войны в Забайкалье он примкнул к красному движению и быстро начал делать карьеру по чекистской линии. Служил в разведотделе Народно-революционной армии Дальневосточной республики (подконтрольное большевикам «буферное государство», созданное в апреле 1920 года в Верхнеудинске). В 1921 году был прикомандирован к Дальневосточному секретариату ИККИ в Иркутске и в качестве представителя Профсоюзного интернационала под псевдонимом «Никольский» направился в поездку – очевидно, с разведывательными целями – в Шанхай.

В отличие от Войтинского, которого можно назвать подлинным отцом-основателем КПК, и Маринг, и Нейман в Китае не задержались и не оставили о себе приятных воспоминаний. Однако, именно они участвовали на первом съезде китайских коммунистов, который состоялся в июле 1921 года на территории французской концессии в Шанхае, из-за чего их имена навечно вписаны золотыми иероглифами в летопись Компартии.

Помимо них на съезде присутствовало 13 человек – они представляли семь марксистских кружков, в которых числилось всего 53 человека, все из числа молодёжи. Избранного руководителем вновь созданной партии Чэнь Дусю они называли «старик», поскольку в свои 42 года он был намного старше своих соратников. Все они, используя современную российскую терминологию, были «иностранными агентами», поскольку их деятельность координировалась и финансировалась из Москвы. Впрочем, разногласия между Коминтерном в лице Маринга и руководителями новорожденной партии начались почти сразу же. Но это уже совсем другая история.

Картина "Рассвет" художника Ши Цижэня, посвященная первому съезду компартии Китая

Что касается героев нашего рассказа, то их судьба сложилась по-разному:

Григорий Войтинский продолжил работу во Владивостоке, а в 1923 году вновь был направлен в Китай. Участвовал в нескольких съездах КПК, продолжая оказывать огромное влияние на процессы в китайском коммунистическом движении. После начала репрессий со стороны китайского правительства против коммунистов в 1927 году был отозван на Родину. С 1930-х годов занимался переосмыслением полученного в Китае опыта, автор множества китаеведных работ. Умер в 1953 году в возрасте 60 лет. Любопытный факт: в китайском блокбастере «Создание партии», снятом к 90-летию КПК, роль Войтинского исполняет популярный в Китае российский певец Витас.

Хенк Сневлит-Маринг ещё несколько лет работал в Китае, где, несмотря на сопротивление китайских коммунистов, гнул линию на союз с партией Гоминьдан. Добившись успеха на этом поприще, проездом через Москву вернулся в Нидерланды. С началом Второй мировой войны оказался в подполье и возглавил одну из организаций Движения Сопротивления. Был арестован гестапо и казнён в 1942 году в возрасте 58 лет.

Владимир Нейман продолжил служить в региональных разведорганах (Чита, Владивосток, Хабаровск), руководил резидентурами ОГПУ в китайском приграничье (Хайлар, Сахалян) и Японии, был в загранкомандировке в Турции. В 1938 году арестован как «участник правотроцкистской организации и японский шпион» и расстрелян в возрасте 39 лет.

Сергей Полевой жил в Пекине до начала войны с Японией в 1937 году. После захвата города японцами он был арестован и провёл в тюрьме 17 месяцев. После освобождения ему удалось уехать в США, где он был принят на работу в Гарвардский университет. Долгие годы занимался составлением англо-китайского словаря, который остался неизданным (его рукопись потомками Полевого подарена Восточному институту ДВФУ). Умер в 1971 году в возрасте 85 лет в Майами.

Ли Дачжао фактически возглавлял партячейку в Пекине. В 1926 году руководил антиимпериалистической демонстрацией на площади Тяньаньмэнь, которая была разогнана властями (т.н. «бойня 18 марта», которую писатель Лу Синь назвал «мрачнейшим днём в истории Китайской Республики»). Год спустя, после начала репрессий против коммунистов, был арестован и повешен в возрасте 38 лет.

Чэнь Дусю возглавлял КПК до 1927 года. После начала репрессий был обвинён Коминтерном в политических ошибках и исключён из партии. Пытался организовать альтернативную партию, стоявшую на троцкистских позициях, но безуспешно. Пять лет сидел в тюрьме, а после освобождения уехал в небольшой городок в юго-западном Китае, где провёл остаток жизни за изучением философии. Умер в 1942 году на 63-м году жизни.

Мао Цзэдун так и не смог выехать на заветную стажировку в Москву. Вместо этого он прославился как полевой командир и крестьянский вожак. С 1935 года де-факто лидер Коммунистической партии. В 1938 году решил отметить день рождения партии праздничными мероприятиями, но никак не мог вспомнить точную дату проведения первого съезда. Поэтому назвал условную дату – 1 июля. С тех пор годовщина основания КПК празднуется именно в этот день. Под руководством Мао Цзэдуна КПК выиграла Гражданскую войну, и именно Мао Цзэдун в октябре 1949 года на площади Тяньаньмэнь в Пекине объявил о создании Китайской Народной Республики. Правил Китаем до своей смерти в 1976 году в возрасте 82 лет.

Коммунистическая партия Китая в июле 2021 года празднует свой столетний юбилей. Её численность составляет 9 миллионов человек. Среди политических партий мира она дольше всех непрерывно находится у власти – 72 года. 

Автор: Иван Зуенко
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram