Закладки

Наступать нельзя отступать: удар по Донбассу может лишить Украину государственности

Алексей Суконкин

Карта ГШ МО СССР

На фоне тиражируемых слухов о предстоящей провокации на линии боевого соприкосновения сторон конфликта на Донбассе, ряд иностранных экспертов, прогнозируя ход развития событий, выразили уверенность, что группировка ВСУ, сосредоточенная в «зоне АТО», сможет «достойно ответить» на попытки обострения обстановки. Ответ этот будет заключаться в молниеносном ударе механизированных и танковых частей ВСУ по позициям ополчения ДНР и ЛНР, который приведёт к прорыву фронта и дальнейшему входу наступающей стороны в кварталы Донецка с одновременными ударами во фланг ополчения вдоль линии госграницы с целью отсечения вооружённых сил ДНР и ЛНР от Российской Федерации и воспрещению, как полагают эксперты, снабжения ополченцев с российской стороны. Отмечается, что успех означенных действий будет во многом обязан беспилотной авиации, как разведывательной, так и ударной, которая так хорошо была разрекламирована во время осеннего вооружённого конфликта в Нагорном Карабахе.

Однако, восхваляя предстоящий грандиозный успех Вооружённых Сил Украины в намечаемом очередном «освобождении Донбасса» от «сепаратистов», те же самые эксперты тут же делают небольшую, буквально совершенно незначительную, оговорку, что в случае, если за Донбасс вступится российская армия, то подразделениям ВСУ придётся прекратить наступление и вернуться на исходные позиции. Сделано это будет, как полагают эксперты, для того, чтобы не повторить ошибки августа 2014 года и февраля 2015 года, когда значительная часть войск Украины и добровольческих батальонов была разгромлена в блестяще проведённых ополченцами Иловайском и Дебальцевском «котлах». Помню, даже, как в начале февраля 2015 года украинские «эксперты» рисовали карты некоего «горловского котла», куда, по их мнению, должны были попасть и поплатиться за Иловайск мифические «путинские войска». Получилось тогда всё печально и не так, как было в этих прогнозах, а Украина, осознав глубину поражения в реально состоявшемся Дебальцевском «котле», была вынуждена сесть за стол переговоров и наметить пути мирного урегулирования конфликта на Донбассе в «минском формате».

Сегодня уже очевидно, что пролитая тогда кровь украинских военных нынешним руководством Украины полностью забыта, и ужасы тех дней, которые в итоге привели к подписанию Минских соглашений, пребывают в забвении. Новые украинские власти готовы идти на военное решение конфликта, при этом, конечно, делая всё от себя зависящее, чтобы показать России готовность к межгосударственному конфликту, выгодному кому угодно, но только не самой Украине. Где логика такого стремления, я для себя ответить не могу, но что-то мне подсказывает, что корни нужно искать за океаном.

Отвечая иностранным экспертам, которые сегодня снова рисуют красивые красные стрелки (да, в ВСУ свои действия обозначаются тоже красным цветом, как и в российских боевых графических документах) ударов по оборонительным позициям ополчения, могу предложить и свой вариант развития событий, фантастичность которого заключается не в самом исполнении (оно-то как раз «чисто технически» более чем реально), а в том, что руководство России куда более глубже видит последствия и значимость военного столкновения с Украиной, и уверен, найдёт решение в той плоскости, которая на данный момент не находится в поле зрения иностранной прессы и не приведёт к большим человеческим жертвам.

Итак, допустим, что провокационные действия сопредельной стороны перешли все мыслимые границы (например, они решились на тотальное уничтожение местного населения – которое называют «сепаратистами») и руководством России принято решение о защите русскоязычного населения Донбасса от полного физического уничтожения. Повторюсь – такой сценарий есть исключительно плод моего воображения и в реальности его реализация маловероятна, что, однако, не исключает его полностью, и сопредельная сторона именно этого боится – о чём они и говорят, заявляя, что в случае, если Россия вступится за Донбасс, украинской армии придётся ретироваться.

Так вот, учитывая силы и средства, имеющиеся у сторон (мне, как военному журналисту и писателю было бы стыдно не знать расклад сил, существующую организационно-штатную структуру, примерные боевые возможности и временные нормативы реагирования) могу предположить, что ответные действия затронут не только Донбасс, и будут иметь даже не региональный (оперативный), а более широкий, стратегический характер.

Имеющихся на Донбассе сил ополчения вполне хватит, чтобы наступающие подразделения ВСУ завязли в тяжёлых боях по «выносу» обороны, хотя конечно, в ряде мест обозначится успех, и в прорыв, для развития этого успеха, могут быть введены механизированные подразделения, прошедшие в последнее время подготовку для ведения боя в городской застройке. Окраины Донецка могут быть захвачены в течение первых часов с начала наступления. Прорыву будет предшествовать артиллерийская подготовка наступления, которую будут вести стянутые сюда артиллерийские бригады, получающие целеуказание с беспилотных средств воздушной разведки. На отдельных участках могут быть применены аэромобильные подразделения на вертолётах, особенно там, где по данным разведки сопредельной стороны у ополчения не будет в наличии средств войсковой ПВО. Или, если имеющиеся средства ПВО будут подавлены принятыми недавно на вооружение ВСУ турецкими «Байрактарами», хорошо зарекомендовавшими себя в Нагорном Карабахе. Часть важных с точки зрения организации обороны целей будет уничтожена ракетами «Точка-У» - ВСУ располагают одной ракетной бригадой. Возможно, украинская 19-я ракетная бригада нанесёт удары этими ракетами по гражданской инфраструктуре, что вполне вероятно, учитывая воинственную риторику украинского руководства.

Могу предположить, что на этом успех ВСУ закончится. Дальше начнётся катастрофа, и не только для ВСУ, а для всей государственности страны-агрессора.

В первые же часы начавшейся войны средствами радиоэлектронной борьбы вся деятельность беспилотной авиации ВСУ будет выключена. Да и не только беспилотной авиации, но и всех без исключения каналов боевого управления, что приведёт к ослеплению агрессора и потере им управления. Штабы утратят возможность управлять действиями наступающих сил и перестанут получать от них доклады. Как известно, даже кратковременное нарушение управления войсками в критические моменты боя всегда становилось основной причиной неудачного исхода и даже разгрома. А противная сторона, нет сомнения, такой возможностью безусловно воспользуется.

Я вот даже уверен, что в первые сутки в этой гипотетической ситуации «противная сторона» не станет задействовать сухопутные силы. Зачем? В этот период пехота и танки будут не нужны. Для их использования нужно вначале подготовить почву. Поэтому перво-наперво в дело будут пущены армейские ракетные бригады (а их на этом направлении имеется несколько), в каждой из которых по 12 пусковых установок ракет «Искандер-М» - зря что ли создавали эти ракеты, формировали бригады, учили специалистов, давали личному составу практику на дальних «незнакомых полигонах»? Есть рядом Каспийская флотилия, имеющая четыре «калиброносца», которые тоже не прочь будут поучаствовать в ответном ударе (а опыт у них в этом деле накоплен уже богатый). Я уже молчу про Черноморский флот и Дальнюю Авиацию, крылатые ракеты которых в первые сутки последовательно и неотвратимо будут уничтожать средства ПВО противника, узлы связи, пункты управления – даже находящиеся на достаточном удалении от линии боевого соприкосновения. Нет даже и тени сомнения, что цели для крылатых ракет не будут вскрыты средствами радиотехнической и космической разведки, которая постоянно, в силу вообще смысла своего существования, мониторит оперативную обстановку на прилегающей территории и владеет ситуацией в реальном масштабе времени. Понятно, что перед подавлением пунктов управления и других важных целей, они будут доразведаны беспилотниками, сбивать которые имеющиеся на вооружении ВСУ средства ПВО не способны по чисто техническим причинам.

Второй удар, после ракетного и радиоэлектронного «выключения» ПВО, будет наносить уже бомбардировочная авиация. Файтербомберы, хорошо натренированные на «незнакомых полигонах», находящихся в пресловутом «Саратове», к исходу первого дня «вероятной агрессии на Донбасс», сделают с колоннами наступающих войск примерно тоже самое, что они сделали в 2015 году с длинными колоннами бензовозов, которыми боевики запрещённой в России террористической организации вывозили в Турцию украденную в Сирии нефть. В принципе, после этого обезглавленную и ослеплённую группировку войск агрессора можно оставить на медленное но верное растерзание ополченцам, а самим заняться более важным делом.

Вторые сутки гипотетического сражения будут отмечены переходом линии государственной границы батальонно-тактическими группами примерно на трёх основных операционных направлениях: по линии Клинцы – Киев, Белгород – Полтава и с последующим движением на Николаев и третье направление - по линии Валуйки – Днепропетровск и Запорожье с последующей задачей на Одессу и до Измаила. Вдоль коридоров с подавленной ПВО силами бригад и полков армейской авиации будут высаживаться тактические десанты на стратегически важные переправы и развязки дорог. По мере подхода основных сил десантно-штурмовые подразделения будут перебрасываться на следующие объекты. В силу отсутствия на Украине полноценной авиации и полного господства в воздухе со стороны контрнаступающих войск, успех высадки тактического десанта будет более чем гарантирован.

Можно предположить, что удар первого эшелона будет направлен на максимальное продвижение вглубь сопредельной территории, а наличие в небе штурмовой и армейской авиации обеспечит беспрепятственное продвижение на глубину поставленных задач. При этом, нужно понимать, что в отличие от ВСУ, армия, которая вероятно поддержит Донбасс, будет за своим первым наступающим эшелоном иметь второй эшелон, сформированный из батальонно-тактических групп гвардейской танковой армии, который будет развивать и закреплять успех условных «Ельнинской» и «Висленской» мотострелковых дивизий первого эшелона.

Согласно самым скромным расчётам, выход первого эшелона по первому операционному направлению к назначенной цели случится к исходу первых суток, по двум другим передовые подразделения достигнут заданного рубежа к исходу третьих и четвёртых суток. При этом нужно понимать, что ВСУ будут лишены возможности оперативного манёвра своими резервами, ибо файтербомберы контрнаступающей стороны будут кошмарить тылы и сковывать там любые перемещения резервов. Помощь Североатлантического Альянса, на который так сильно уповают патриоты Украины, не придёт. Потому что всё будет как в песне Бориса Гребенщикова «Нас осталось только два, нас с тобою…». И даже не потому что они испугаются ядерного арсенала контрнаступающей стороны, а потому что, как бы там ни было, сил у них для этого нет – войсковую группировку нужно создавать, выводить в районы боевого применения, обеспечивать всеми видами довольствия… а на это история им не отпустит времени.

В итоге никто обернуться не успеет, как целые области Незалэжной окажутся под влиянием «Северного ветра». Что дальше? А дальше переговоры. Как мне кажется, России уже сейчас терять нечего – и так зажали со всех сторон. А результаты условной стратегической наступательной операции принесут хорошие переговорные позиции. Например: мы отводим войска от Киева, а вы признаёте отказ от причерноморских и прилегающих к ним областей. Они всё равно, если копнуть в историю, не ваши. И достались Украине совершенно случайно, буквально по сущему недоразумению. Которое можно, как оказывается, легко исправить.

Конечно, я могу продолжить развивать эту тему рассказами о том, как можно быстро и качественно осадить партнёров по политическому диалогу, которые, пользуясь моментом, попытаются в тяжёлую для России минуту решить свои территориальные проблемы. Но это будет уже другая история – на всех этих направлениях выставлен надёжный щит, испытывать прочность которого не решится ни один здравомыслящий полководец.

А в результате описанной совершенно вымышленной ситуации сопредельное государство может быстро, бездарно и навсегда лишиться своей государственности. Ведь, пользуясь случаем, Румыния и Польша мгновенно введут войска и со своей стороны. Совершенно на тех же основаниях – для защиты братского народа – о чём они уже неоднократно заявляли. И что тогда останется?

Наверное именно поэтому трезвомыслящие головы понимают, что начинать войну, имея ввиду возможное вовлечение в неё вооружённых сил России с востока, а затем Румынии и Польши с западной стороны, может привести не только к военному поражению, но и вообще к завершению существования Украины как государства. И больше всех начала войны не желают военные – которых совершенно не прельщает бесславная гибель за государство, которого уже фактически нет.

Напоминаю, что всё изложенное в этой статье – плод авторского воображения и не более того.

Автор: Алексей Суконкин
Поделиться:
  • ВКонтакте
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram